Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.03.2021 № Ф05-4616/2021 по делу № А40-68993/2020

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 31 марта 2021 г. по делу N А40-68993/20

Резолютивная часть постановления объявлена 25 марта 2021 года
Полный текст постановления изготовлен 31 марта 2021 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Кобылянского В.В., судей Кочергиной Е.В., Шишовой О.А.,
при участии в заседании:
от истца: общества с ограниченной ответственностью «Спецстрой» — неявка, извещено,
от ответчика: публичного акционерного общества «Промсвязьбанк» — Гусякова Е.А. по дов. от 13.09.2019,
рассмотрев 25 марта 2021 года в судебном заседании кассационную жалобу ответчика — публичного акционерного общества «Промсвязьбанк»
на решение от 11 сентября 2020 года
Арбитражного суда города Москвы
и постановление от 09 декабря 2020 года
Девятого арбитражного апелляционного суда
по иску общества с ограниченной ответственностью «Спецстрой»
к публичному акционерному обществу «Промсвязьбанк»
о признании незаконными действий по ограничению пользования расчетным счетом в системе дистанционного банковского обслуживания, обязании снять ограничения,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Спецстрой» (далее — истец, ООО «Спецстрой») обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к публичному акционерному обществу «Промсвязьбанк» (далее — ответчик, ПАО «Промсвязьбанк») о признании незаконными действий по ограничению пользования расчетным счетом, об обязании Банк снять ограничения по пользованию расчетным счетом в системе дистанционного банковского обслуживания и восстановить истцу доступ к пользованию расчетным счетом в системе дистанционного банковского обслуживания.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 11 сентября 2020 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 декабря 2020 года, заявленные требования удовлетворены.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ПАО «Промсвязьбанк» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит названные решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указывая на нарушение и неправильное применение судами норм права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, неполное выяснение имеющих значение для дела обстоятельств.
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в пункте 6 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» подпункты отсутствуют, имеется в виду подпункт 6 пункта 1.
В обоснование приведенных в кассационной жалобе ответчик указывает, что у Банка имелись достаточные основания для ограничения доступа истцу к услуге дистанционного банковского обслуживания; у Банка возникли обоснованные сомнения, что деятельность истца и совершаемые по счету истца операции осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем и финансирования терроризма. Суды не дали оценки доводам Банка о том, что истец является фигурантом перечня транзитных компаний, операции по счету истца в Банке представляют собой операции по обналичиванию денежных средств в крупных объемах, выводы судов об отсутствии в операциях истца признаков подозрительных операций ошибочны. Суды не учли, что постановление Росфинмониторинга выносится в случае применения кредитной организацией меры по приостановлению операции к лицам, причастным к террористическим организациям и экстремистам, в случае применения иных предусмотренных Федеральным законом N 115-ФЗ мер и к иным лицам данный порядок не применяется, операции по счету истца в порядке подпункта 1 пункта 6, пункта 10 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ не приостанавливались, постановление уполномоченного органа для приостановления дистанционного банковского обслуживания не требовалось. Тот факт, что истец либо его контрагенты не находились в списке лиц, причастных к террористическим организациям и экстремистам, сам по себе не свидетельствует о незаконности действий Банка и не имеет правового значения для дела. Ограничение доступа клиенту к системе дистанционного банковского обслуживания предусмотрено заключенным сторонами договором ДБО, суды не дали оценку соответствующим условиям договора. Истец не представил по запросам Банка в полном объеме документы и информацию, поясняющих хозяйственную деятельность и экономический смысл операций по счету, ни один из запросов Банка не был исполнен истцом надлежащим образом, а анализ представленных документов не позволяет опровергнуть подозрений, выявленных в результате анализа операций клиента.
Отзыв на кассационную жалобу не поступал.
В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика поддержала доводы и требования кассационной жалобы.
Истец, несмотря на надлежащее извещение о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не обеспечил, что согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.
Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав объяснения представителя ответчика, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.
Как следует из материалов дела и установлено судами, сторонами на основании заявления (оферты) ООО «Спецстрой» заключен договор дистанционного банковского обслуживания ДБС14/004164 (далее — ДБО), в рамках которого клиент присоединился к действующей редакции Правил обмена электронными документами по Системе «PSB On-Line» в ПАО «Промсвязьбанк» (далее — Правила ДБО) и открыт расчетный счет N 40702810602000068582.
Банк 04.03.2020 ограничил в доступе к денежным средствам клиента по корпоративной карте и в системе дистанционного банковского обслуживания, и 05.03.2020 клиент был уведомлен об ограничении дистанционного доступа для проведения операций по банковскому счету на основании пункта 3.3.1. «Правил обмена электронными документами по системе PSB On-line в ПАО «Промсвязьбанк».
В Банк клиентом 06.03.2020 были предоставлены документы с предоставлением подробной информации о деятельности организации, также дополнительно были предоставлены документы 16.03.2020 и 23.03.2020, которые требовали сотрудники Банка, официальный запрос о предоставлении документов был получен 20.03.2020.
В адрес Банка клиентом была направлена претензия от 05.03.2020 с требованием снять все ограничения по счету N 40702810602000068582 в системе дистанционного банковского обслуживания и снять ограничения по корпоративной карте, после получения которой Банк также продолжил отказывать в проведении операций, ссылаясь на риски по отмыванию доходов (финансирования терроризма), при наличии ответа Банка от 02.04.2020 N 245 о том, что устранены основания, в соответствии с которыми Банком ранее было принято решение об отказе в проведении операции. В период с 05.03.2020 по 23.03.2020 ООО «Спецстрой» было отказано в проведении более 50 операций на основании пункта 11 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ.
Полагая, что действия Банка являются неправомерными, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, выводы которого поддержал суд апелляционной инстанции, руководствовался статьями 309, 428, 845, 848, 858 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 7 Федерального закона от 07.08.2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и исходил из того, что ответчиком не представлены доказательства, подтверждающие основания и обстоятельства, в результате которых у него возникло право ограничить пользование расчетным счетом истца в системе дистанционного банковского обслуживания.
Судебная коллегия суда кассационной инстанции не может согласиться с выводами судов обеих инстанций ввиду следующего.
В соответствии с частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.
Согласно пункту 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.
В силу пунктов 1 — 3 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.
Согласно статье 858 Гражданского кодекса Российской Федерации ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.
Нормами Федерального закона N 115-ФЗ регулируются отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.
Статьей 7 Федерального закона N 115-ФЗ определены права и обязанности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом.
В пункте 2 данной статьи установлено, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях; документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер.
Основаниями для документального фиксирования информации о соответствующих операциях и сделках являются: запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели; несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации; выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных данным Законом; иные обстоятельства, дающие основания полагать, что сделки осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.
При реализации правил внутреннего контроля в случае, если операция, проводимая по банковскому счету клиента, квалифицируется банком в качестве операции, подпадающей под какой-либо из критериев, перечисленных в пункте 2 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ и, соответственно, являющихся основаниями для документального фиксирования информации, банк вправе запросить у клиента предоставления не только документов, выступающих формальным основанием для совершения такой операции по счету, но и документов по всем связанным с ней операциям, а также иной необходимой информации, позволяющей банку уяснить цели и характер рассматриваемых операций.
Согласно письму Банка России от 26.12.2005 N 161-Т «Об усилении работы по предотвращению сомнительных операций кредитных организаций» к сомнительным операциям, совершаемым кредитными организациями по поручению клиентов, могут быть отнесены операции по систематическому снятию клиентами кредитных организаций (юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями) со своих банковских счетов (депозитов) крупных сумм наличных денежных средств; регулярные зачисления крупных сумм денежных средств от третьих лиц (за исключением кредитов) на банковские счета (депозиты, вклады) физических лиц с последующим снятием этих средств в наличной форме либо с их последующим переводом на банковские счета (депозиты, вклады) третьих лиц в течение нескольких дней; осуществление иных операций, которые не имеют очевидного экономического смысла (носят запутанный или необычный характер), либо не соответствуют характеру (основному виду) деятельности клиента или его возможностям по совершению операций в декларируемых объемах, либо обладают признаками фиктивных сделок и др.
В соответствии со статьей 4 Федерального закона N 115-ФЗ к мерам, направленным на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, относятся: организация и осуществление внутреннего контроля; обязательный контроль; запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых мерах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, за исключением информирования клиентов о принятых мерах по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, о приостановлении операции, об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операций, об отказе от заключения договора банковского счета (вклада), о необходимости предоставления документов по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом; иные меры, принимаемые в соответствии с федеральными законами.
По смыслу норм пунктов 1, 11 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ у клиента банка имеется обязанность по представлению документов, необходимых для его идентификации и фиксирования информации, содержащей сведения о совершаемой операции, при этом банк вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, по которой не представлены документы, необходимые для фиксирования информации в соответствии с положениями данного Закона, а также в случае наличия обоснованных подозрений, что операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.
Таким образом, положения Федерального закона N 115-ФЗ предоставляют право банку самостоятельно с соблюдением требований внутренних нормативных актов относить сделки клиентов банка к сомнительным, влекущим применение внутренних организационных мер, позволяющих банку защищать свои интересы в части соблюдения законности деятельности данной организации, действующей на основании лицензии.
В соответствии с пунктом 5.2 Положением Банка России от 02.03.2012 N 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» в программу выявления в деятельности клиентов операций, подлежащих обязательному контролю, и операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма входит перечень мер, принимаемых кредитной организацией в отношении клиента и его операций в случае осуществления клиентом систематически и (или) в значительных объемах операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (таких, как пересмотр степени (уровня) риска клиента, обеспечение повышенного внимания к операциям клиента с денежными средствами или иным имуществом, отказ клиенту в предоставлении услуг дистанционного банковского обслуживания, в том числе в приеме от него распоряжения о совершении операции по банковскому счету (вкладу), подписанному аналогом собственноручной подписи, и переход на прием от такого клиента расчетных документов только на бумажном носителе в случае, если такие условия предусмотрены договором между кредитной организацией и клиентом);
Пунктом 3.1.8 Правил (договора) ДБО установлено, что стороны обязуются соблюдать применимые нормы законодательства, в том числе по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
В силу пункта 3.3.1 Правил ДБО банк имеет право блокировать/приостанавливать доступ клиента к системам, отказать клиенту в приеме/исполнении электронных документов, в том числе в следующих случаях: при наличии фактов и/или обоснованных подозрений о нарушении клиентом действующего законодательства Российской Федерации, нормативных актов Банка России и банковских правил; при непредставлении клиентом банку документов (информации) в случаях, установленных действующим законодательством Российской Федерации, в том числе законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансировании терроризма (далее — ПОД/ФТ), нормативными актами Банка России, в том числе документов, необходимых для документального фиксирования Банком информации в целях ПОД/ФТ; при возникновении подозрений, что деятельность клиента или конкретная операция по счету клиента осуществляется в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма; при возникновении сомнений в результате анализа документов и сведений, предоставленных клиентом в банк, в достоверности и/или актуальности предоставленных документов (сведений), либо если такие документы (сведения) не позволяют однозначно определить экономический смысл и/или подтвердить законный характер операции по счету клиента; при наличии фактов и/или обоснованных подозрений о том, что операция по счету осуществляется не в целях осуществления предпринимательской деятельности или частной практики, а с противоправной целью, в том числе с целью обхода действующего законодательства Российской Федерации и нормативных актов Банка России.
В силу пункта 3.3.7 Правил ДБО банк имеет право блокировать доступ клиента к системе в случае нарушения клиентом условий Правил ДБО.
В отзыве на исковое заявление Банк указывал, что операции по счету клиента в Банке представляют собой операции по обналичиванию денежных средств в крупных объемах, общая сумма денежных средств, переведенных с расчетного счета на его счет корпоративной карты и впоследствии снятой наличными за период с 15.02.2019 по 05.03.2020 составила более 10 млн. руб., при этом ООО «Спецстрой» входит в список компаний, имеющих признаки транзитных (выписка из письма Банка России N 12-4-3/468ДСП (имеется в материалах дела), что свидетельствует о риске проведения клиентом сомнительных операций с денежными средствами, на запрос Банка от 20.03.2020 о предоставлении документов, подтверждающих целевое расходование наличных денежных средств, соответствующие документы клиентом не были представлены, отсутствуют они и в материалах настоящего дела.
Оценка указанным доводам и доказательствам судами не дана.
Судами также не проверены доводы Банка о том, что ни один из запросов Банка о предоставлении документов, поясняющих хозяйственную деятельность клиента и экономический смысл операций по счету не исполнен истцом надлежащим образом, документы в полном объеме не представлены (в частности, не представлены договоры с основными плательщиками и получателями денежных средств (АО «Центргазсервис», ООО «Лунда», ООО «ВОДЭКО», ООО «Компания ГЕОТЕК»), документы, подтверждающие исполнение обязательств по указанным договорам, расширенные выписки по счетам в иных кредитных организациях за последние 6 месяцев, Форма СЗВ-М «Сведения о застрахованных лицах» или Форма КНД 1151111 «Расчет по страховым взносам», или Форма 6-НДФЛ (КНД 1151099) «Расчет суммы налога на доходы физических лиц, начисленных налоговым агентом» за последний отчетный период, а представленная часть запрошенных документов не соответствовала содержанию запросов, документы являлись ненадлежащими и не подтверждали обоснованность и экономический смысл операций по счету.
В силу пункта 1106 Приложения к Положению Банка России N 375-П отказ клиента (представителя клиента) в предоставлении запрошенных кредитной организацией документов и информации, которые необходимы кредитной организации для выполнения требований законодательства в сфере ПОД/ФТ относится к признакам, указывающих на необычный характер сделки.
Банк также указывал на то, что налоговые платежи по счету истца в Банке на момент принятия решения о приостановлении ДБО не соответствовали уровню налоговой нагрузки, рекомендуемой Банком России в Методических рекомендациях от 21.07.2017 N 18-МР: объем налоговых платежей истца равен 0,3% от дебетового оборота по счету (133 846 руб.), при том, что дебетовый оборот составил более 39 млн. руб.
Указанные доводы Банка судами также надлежащим образом не проверены, доказательства ежеквартального предоставления налоговому органу отчетности и документов, на что указали суды в обжалуемых судебных актах, в материалах дела отсутствуют, при этом сам факт нахождения ООО «Спецстрой» в списке компаний, имеющих признаки транзитных, наличие обоснованных сомнений в отношении операций клиента является основанием для ограничения ДБО в силу пункта 3.3.1 Правил ДБО.
Выводы судов о том, что Банком в уполномоченный орган не было направлено электронное сообщение о том, что операции истца носят транзитный характер, не имеют очевидного экономического смысла, носят рисковый для Банка характер, противоречат обстоятельствам дела, оценка указанным сообщениям, направленным в целом по деятельности клиента, признанной подозрительной, судами не дана.
При этом указание в сообщении на конкретные операции не имеет определяющего значения ввиду признания Банком деятельности клиента подозрительной в целом.
Кроме того, суды не учли, что поскольку в отношении ООО «Спецстрой» меры по приостановлению операций, предусмотренные подпунктом 6 пункта 1, пунктом 10 статьи 7 Федерального закона N 115-ФЗ в отношении лиц, причастных к террористическим организациям и экстремистам, Банком не принимались, то принятия постановления уполномоченного органа о приостановлении соответствующей операции на дополнительный срок не требовалось, поскольку к иным лицам и в случае применения иных мер, предусмотренных статьей 7 Закона, данный порядок не применяется.
При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу, что судами не установлены все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора и необходимые для принятия законного и обоснованного судебного акта, нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем, обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в силу пункта 3 части 1 статьи 287, части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, дать оценку всем доводам и возражениям сторон, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, в том числе, наличие/отсутствие легальных оснований для ограничения истцу пользования расчетным счетом в системе ДБО.
Исследовать и оценить по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость, допустимость и достоверность всех представленных по делу доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств отразить в судебном акте, указав мотивы принятия или отказа в принятии доказательств.
Руководствуясь статьями 176, 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 11 сентября 2020 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 декабря 2020 года по делу N А40-68993/20 отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья
В.В.КОБЫЛЯНСКИЙ

Судьи
Е.В.КОЧЕРГИНА
О.А.ШИШОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО