Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Поволжского округа от 23.08.2019 N Ф06-51061/2019

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 августа 2019 г. N Ф06-51061/2019

Дело N А55-25450/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 22 августа 2019 года.
Полный текст постановления изготовлен 23 августа 2019 года.
Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,
судей Егоровой М.В., Ольховикова А.Н.,
при участии представителей:
заявителя — Логинова А.М., доверенность от 25.12.2018,
Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области — Нестеренко Е.Г., доверенность от 18.03.2019, Семкина С.Г., доверенность от 03.10.2018,
Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области — Семкина С.Г., доверенность от 09.01.2019,
рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Аутолив»
на решение Арбитражного суда Самарской области от 19.12.2018 (судья Матюхина Т.М.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2019 (председательствующий судья Драгоценнова И.С., судьи Сергеева Н.В., Кувшинов В.Е.)
по делу N А55-25450/2018
по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Аутолив» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области, Управлению Федеральной налоговой службы по Самарской области о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Самарской области от 22.03.2018 N 07-38/6 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения Управления ФНС России по Самарской области от 08.06.2018 N 03-15/25140@,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Аутолив» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области (далее — инспекция) от 22.03.2018 N 07-38/6 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее — управление) от 08.06.2018 N 03-15/25140@.
Решением Арбитражного суда Самарской области от 19.12.2018 в удовлетворении заявленного требования отказано.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2019 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе общество просит отменить принятые по делу судебные акты, мотивируя неправильным применением судами норм материального права.
Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.
Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2015. По результатам проверки составлен акт от 28.08.2017 N 07-33/29 и принято решение от 22.03.2018 N 07-38/6 о привлечении заявителя к налоговой ответственности, доначислении налога на добавленную стоимость и начислении пеней.
Основанием для вынесения решения послужил вывод налогового органа о занижении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость за IV квартал 2013 года и III, IV кварталы 2015 года на сумму выявленной при инвентаризации недостачи товарно-материальных ценностей в размере 43 540 158 рублей. Соответственно, не исчислен налог по правилам, установленным для случаев безвозмездной реализации имущества.
Решением управления от 08.06.2018 N 03-15/25140@, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, решение инспекции оставлено без изменения.
Не согласившись с вынесенными решениями налоговых органов, общество обратилось в арбитражный суд.
В соответствии с пунктом 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) налогоплательщики-организации должны исчислять налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.
Статья 146 Кодекса устанавливает перечень объектов (операций), облагаемых налогом на добавленную стоимость (пункт 1 статьи 146 Кодекса) и не признаваемых объектом обложения налогом (пункт 2 статьи 146 Кодекса).
В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость» разъяснено, что при определении налоговых последствий выбытия (списания) имущества в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика (утрата имущества по причине порчи, боя, хищения, стихийного бедствия и тому подобных событий), необходимо иметь в виду, что исходя из содержания пункта 1 статьи 146 Кодекса такое выбытие не является операцией, учитываемой при формировании объекта налогообложения.
Однако налогоплательщик обязан зафиксировать факт выбытия и то обстоятельство, что имущество выбыло именно по указанным основаниям, без передачи его третьим лицам, поскольку в силу пункта 1 статьи 54 Кодекса он обязан доказать наличие тех фактов своей хозяйственной деятельности, которые влияют на формирование финансового результата, служащего основанием для определения объема налоговой обязанности.
Если в ходе судебного разбирательства установлен факт выбытия имущества, однако не подтверждено, что выбытие имело место в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, судам надлежит исходить из наличия у него обязанности исчислить налог по правилам, установленным пунктом 2 статьи 154 Кодекса для случаев безвозмездной реализации имущества.
Из материалов дела следует и судами установлено, что по результатам проведенных инвентаризаций за 2013 и 2015 годы заявителем изданы приказы о списании выявленной недостачи, соответственно, в размере 6 971 077 рублей 23 копеек и 557 790 рублей 85 копеек; приказ об отражении результатов инвентаризации за август 2015 года в размере 36 004 764 рублей 79 копеек отсутствует в связи с утерей.
Списание недостач, выявленных при инвентаризации в бухгалтерском (налоговом) учете отражено следующими проводками: Д94 К10 (43, 41) — выявлены недостачи; Д91.2 К94 — списаны недостачи на финансовый результат. Сличительные ведомости по форме N ИНВ-19 обществом не составлялись
Из показаний работников общества, допрошенных в качестве свидетелей, следует, что факт недостачи подтвержден, а причина образования недостачи не определена.
Общество указывает на ненадлежащее ведении бухгалтерского и складского учета, что выразилось в: несоответствие между данными бухгалтерского и складского учета, которые ведутся в разных программах: бухгалтерский учет — в 1С, складской учет — в программе складского учета МОVEX; ненадлежащей организации инвентаризации в 2013 — 2014 годах; смешение продукции из-за использования внутренних индексов, предназначенных для отражения модификации продукта (компонента) без изменения ее функционального назначения; ненадлежащее (неполное) заведение информации в 1С о спецификации номенклатуры готового продукта (ВОМ), что повлекло в системе бухгалтерского учета неполное списание компонентов, приходящихся на выпущенную продукцию; неотражение в 1С (бухгалтерском учете) списаний тестовых компонентов и брака; технические опечатки и неотражение отдельных процессов движения ТМЦ в системе 1С.
Налоговый орган полагает, что заявителем фактически предложено инспекции восстановить бухгалтерский учет в части отражения хозяйственных операций по оприходованию и списанию товарно-материальных ценностей за 2013 — 2015 годы. При этом инспекцией проведен выборочный анализ по позициям недостач, по результатам которого установлено, что выбытие комплектующих со склада в производство не имело место быть, списание затрат на себестоимость готовой продукции не осуществлялось; соответственно, не подтвержден довод налогоплательщика о том, что данные бухгалтерского учета не соответствуют складскому учету. Кроме того, не подтвержден и довод общества о списании компонентов в производство и не отражение этого списания в 1С.
Пунктом 5.2 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.06.1995 N 49, предусмотрено, что в документах, представляемых для оформления списания недостач ценностей и порчи сверх норм естественной убыли, должны быть решения следственных или судебных органов, подтверждающие отсутствие виновных лиц, либо отказ на взыскание ущерба с виновных лиц, либо заключение о факте порчи ценностей, полученное от отдела технического контроля или соответствующих специализированных организаций (инспекций по качеству и др.).
Между тем в рассматриваемом случае при списании выявленной недостачи заявитель зафиксировал факт выбытия имущества только в документах, составленных по итогам инвентаризации, но действительную причину выбытия имущества, в том числе и то, что имущество выбыло без передачи его третьим лицам (без реализации) не обосновало. Заявитель документально не подтвердил факт выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от его воли (порча, бой, хищение, стихийное бедствие, уничтожение недоброкачественной продукции и т.п.).
При этом, как правильно отметили суды, зачет недостачи товарно-материальных ценностей одного отчетного периода излишками товарно-материальных ценностей другого отчетного периода недопустим. Кроме того, общество не указало, в отношении каких используемых им товарно-материальный ценностей утверждены в порядке, установленном подпунктом 2 пункта 7 статьи 254 Кодекса, нормы естественной убыли.
В свою очередь, заявитель ежегодно списывал недостачу на прочие расходы в 2013, в 2014 и в 2015 годах. При этом если в 2014 году списание недостачи осуществлялось на прочие расходы без уменьшения налогооблагаемой прибыли и с восстановлением налога на добавленную стоимость, то в 2013 и 2015 годах списание недостачи осуществлялось на прочие расходы без уменьшения налогооблагаемой прибыли, но налог на добавленную стоимость уже не учитывался.
При указанных обстоятельствах налоговый орган обоснованно расценил имеющее место выбытие имущества как безвозмездную реализацию имущества в целях налогообложения, и включил стоимость этого имущества в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость.
Суды отклонили довод общества о соотнесении количества закупленных компонентов и произведенной продукции за проверяемый период, поскольку, как указали суды, это не позволяет установить отсутствие или наличие недостачи за проверяемый период, так как недостача сформировалась за счет выбытия материальных ценностей хранившихся на складе на момент начала проверяемого периода. Кроме того, общество применяет при списании материальных ценностей со склада (на себестоимость продукции) метод, в соответствии с которым на себестоимость готовой продукции списываются компоненты, которые были приобретены первыми во времени, то есть ранее проверяемого периода. Именно такая специфика учета делает необходимой ежегодную инвентаризацию материальных ценностей на складе. Проведенная налоговой инспекцией сверка показала, что товарно-материальным ценностям, по которым выявлены недостачи, отражены в программе MOVEX и по этим позициям осуществляется движение (поступление и выбытие).
При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что оспариваемое решение налогового органа по доначислению налога на добавленную стоимость, начислению соответствующих сумм пени и штрафа, не нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 19.12.2018 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2019 по делу N А55-25450/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

Судьи
М.В.ЕГОРОВА
А.Н.ОЛЬХОВИКОВ
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО