Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.11.2020 № Ф07-13037/2020 по делу № А21-393/2020

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 19 ноября 2020 г. по делу N А21-393/2020

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю.А., судей Лущаева С.В., Соколовой С.В., рассмотрев 19.11.2020 в открытом судебном заседании кассационную жалобу государственного учреждения — Калининградского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Арбитражного суда Калининградской области от 01.06.2020 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2020 по делу N А21-393/2020,

установил:

Морской Акционерный Банк (акционерное общество), адрес: 117105, Москва, Варшавское ш., д. 1, стр. 1-2, ОГРН 1027700568224, ИНН 7714060199 (далее — Банк), обратился в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании недействительным решения государственного учреждения — Калининградского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, адрес: 236022, Калининград, ул. Чайковского, д. 11, ОГРН 1023900586423, ИНН 3906010388 (далее — Фонд), от 19.12.2019 N 162 о возмещении расходов.
Решением суда первой инстанции от 01.06.2020, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 14.08.2020, заявленные требования удовлетворены.
В кассационной жалобе Фонд, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение от 01.06.2020 и постановление от 14.08.2020 и принять по данному делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
Податель жалобы настаивает на том, что работники Банка, которым продолжительность рабочего времени была сокращена на 1 час, большую часть времени исполняли свои трудовые обязанности, что свидетельствует о недостаточности свободного от работы времени для осуществления фактического ухода за ребенком. Данное обстоятельство, по мнению Фонда, означает, что за детьми в период рабочего времени ухаживали иные члены семьи, также имеющие право на получение пособия. Фонд указывает, что получатели пособий изначально приступили к работе на условиях неполного рабочего времени, соответственно, сокращение рабочего времени не может быть расценено как мера, позволяющая продолжать уход за ребенком, повлекшая утрату заработка. В рассматриваемом случае ежемесячное пособие утратило функцию компенсации утраченного заработка, а приобрело характер дополнительного материального стимулирования. Следовательно, действия работодателя по установлению неполного рабочего времени свидетельствуют о злоупотреблении правом в виде создания искусственной ситуации в целях получения пособий за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации. При этом податель жалобы полагает, что его позиция основана на сложившейся судебной практике (определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.03.2020 N 309-ЭС20-1707, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.05.2020 по делу N А47-9381/2019, постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.04.2020 по делу N А43-35783/2019, от 27.03.2020 по делу N А43-16201/2019). Кроме того, Фонд указывает, что суд первой инстанции взыскал с него в пользу Банка 6000 руб. в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины, в то время как в рамках настоящего дела заявителем оспаривалось одно решение Фонда, размер государственной пошлины по делам об оспаривании ненормативного правового акта составляет 3000 руб.
В отзыве на кассационную жалобу Банк, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просит оставить их без изменения.
Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания, однако своих представителей в судебное заседание не направили, поэтому кассационная жалоба рассмотрена в их отсутствие.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела, по результатам рассмотрения материалов выездной проверки Банка за период с 01.07.2016 по 31.12.2017 Фондом составлен акт от 14.11.2019 N 1081ПВ и принято решение от 19.12.2019 N 162 о возмещении расходов. Указанным решением Банку предложено в добровольном порядке возместить 513 316 руб. 98 коп. излишне понесенных Фондом расходов на выплату ежемесячного пособия по уходу за ребенком застрахованным лицам — сотрудникам Банка Сивак Илиане Владимировне и Тимченко Эвилине Газинуровне. По итогам проверки Фонд пришел к выводу о необоснованной выплате пособия указанным сотрудникам, которые в период отпуска по уходу за ребенком работали на условиях неполного рабочего дня с сокращением продолжительности рабочего времени на 1 час. По мнению Фонда, сокращение рабочего времени на один час является недостаточным для осуществления сотрудниками ухода за ребенком, и поэтому выплата пособия носит не компенсационный, а дополнительно стимулирующий характер.
Банк оспорил решение Фонда в судебном порядке.
Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявленные требования. Принимая такое решение, суды исходили из того, что в настоящем деле Фонд в ходе проверки не установил обстоятельства, свидетельствующие о том, что застрахованные лица при наличии правовых оснований для получения пособия фактически не осуществляли в спорный период уход за детьми либо в их семьях не были созданы условия для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей с тем, чтобы мать ребенка с учетом графика работы и характера трудовых обязанностей в достаточной мере посвящала большую часть свободного времени уходу за ребенком при сокращенном рабочем дне. При этом суды указали, что доводы Фонда основаны лишь на сомнениях в достаточности времени, отведенного работникам для нахождения с ребенком и полноценного ухода за ним, однако Фонд не установил со стороны страхователя и застрахованных лиц конкретных фактов злоупотребления правом.
Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, пришла к следующим выводам.
Частью 1 статьи 2 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (далее — Закон N 255-ФЗ) предусмотрено, что обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством подлежат граждане Российской Федерации, а также постоянно или временно проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства.
Лица, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в соответствии с указанным Законом, являются застрахованными лицами (часть 2 статьи 2 Закона N 255-ФЗ).
Согласно подпункту 8 пункта 2 статьи 8 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» (далее — Закон N 165-ФЗ) одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию является ежемесячное пособие по уходу за ребенком.
В соответствии с пунктом 1 статьи 22 Закона N 165-ФЗ основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая.
С 2011 года на территории Российской Федерации реализуется пилотный проект, направленный на осуществление страховых выплат по обязательному социальному страхованию застрахованным лицам непосредственно территориальными органами Фонда социального страхования Российской Федерации (далее — ФСС РФ). Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.04.2011 N 294 утверждено Положение об особенностях назначения и выплаты в 2012 — 2020 годах застрахованным лицам пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, а также оплаты отпуска застрахованного лица (сверх ежегодного оплачиваемого отпуска, установленного законодательством Российской Федерации) на весь период лечения и проезда к месту лечения и обратно в субъектах Российской Федерации, участвующих в реализации пилотного проекта (далее — Положение).
Калининградская область с 01.07.2016 по 31.12.2020 участвует в реализации пилотного проекта, предусматривающего особый порядок назначения и выплаты пособий по временной нетрудоспособности и в связи с материнством, выплата пособий застрахованным лицам в этот период осуществляется не работодателями, а непосредственно территориальным органом Фонда на основании документов и сведений, представляемых страхователями, напрямую из средств Фонда.
Пунктами 9 и 10 Положения установлено, что выплата пособия застрахованному лицу осуществляется территориальным органом ФСС РФ путем перечисления суммы пособия на банковский счет, указанный в заявлении, или через организацию федеральной почтовой связи, иную организацию по заявлению застрахованного лица (его уполномоченного представителя). По страховым случаям, по которым страхователь не произвел назначения и выплату пособия до перехода на назначение и выплату пособий территориальными органами ФСС РФ в соответствии с этим положением, назначение и выплата пособий осуществляется территориальными органами Фонда в соответствии с данным положением.
Пунктом 3 Положения определено, что страхователь не позднее 5 календарных дней со дня представления застрахованным лицом (его уполномоченным представителем) заявления и документов, указанных в пункте 2 Положения, представляет в территориальный орган ФСС РФ по месту регистрации поступившие к нему заявления и документы, необходимые для назначения и выплаты соответствующих видов пособия, а также опись представленных заявлений и документов, составленную по форме, утверждаемой ФСС РФ.
В соответствии с пунктом 9.1 Положения суммы пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком, излишне выплаченные застрахованному лицу, могут быть с него взысканы в случаях и порядке, которые предусмотрены частью 4 статьи 15 Закона N 255-ФЗ, в случае счетной ошибки и недобросовестности со стороны получателя (представление документов с заведомо неверными сведениями, в том числе справки (справок) о сумме заработка, из которого исчисляются указанные пособия, сокрытие данных, влияющих на получение пособия и его размер, другие случаи).
Согласно пункту 16 Положения за непредставление (за несвоевременное представление) документов, недостоверность либо сокрытие сведений, влияющих на право получения застрахованным лицом соответствующего вида пособия или исчисление его размера, страхователь несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Расходы, излишне понесенные страховщиком в связи с сокрытием или недостоверностью представленных страхователем указанных сведений, подлежат возмещению страхователем в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Статьей 15.1 Закона N 255-ФЗ предусмотрена ответственность физических и юридических лица за достоверность сведений, содержащихся в документах, выдаваемых ими застрахованному лицу и необходимых для назначения, исчисления и выплаты пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком (часть 1).
В случае, если представление недостоверных сведений повлекло за собой выплату излишних сумм пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком, виновные лица возмещают страховщику причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (часть 2).
Указанные расходы по смыслу части 2 статьи 15.1 Закона N 255-ФЗ представляют собой убытки, понесенные территориальным органом Фонда (определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2015 N 304-КГ15-5176).
Из материалов дела видно, что Банк на основании пункта 4 Положения представил в Фонд в виде электронных реестров сведения для назначения и выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком Сивак И.В. и Тимченко Э.Г., находящимся в отпуске по уходу за ребенком в период с 01.02.2017 по 16.04.2018.
На основании представленных сведений Фонд назначил указанным сотрудникам Банка ежемесячное пособие по уходу за ребенком в размере 22 162 руб. 09 коп. и 23 120 руб. 66 коп. соответственно.
На основании личных заявлений Сивак И.В. и Тимченко Э.Г. Фонд произвел выплату ежемесячного пособия по уходу за ребенком Сивак И.В. за период с 01.02.2017 по 30.09.2017 в сумме 177 296 руб. 72 коп. и Тимченко Э.Г. за период с 01.02.2017 по 16.04.2018 в сумме 326 020 руб. 26 коп. на лицевые счета застрахованных лиц напрямую из средств Фонда.
Согласно приказам Банка от 01.02.2017 N МБ-23лс, МБ-24лс, от 31.01.2017 N МБ-КФ-9л/с, МБ-КФ-10л/с Сивак И.В. и Тимченко Э.Г. предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет, начиная с 01.02.2017, установлен режим неполного рабочего времени продолжительностью 35 часов в неделю во время нахождения в отпуске по уходу за ребенком.
В соответствии с дополнительными соглашениями к трудовым договорам от 30.01.2017 и от 31.01.2017 Сивак И.В. и Тимченко Э.Г. с 01.02.2017 был установлен режим неполного рабочего времени продолжительностью 35 часов в неделю на время нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет. Оплата труда производится пропорционально отработанному времени, исходя из оклада 110 000 руб. (Сивак И.В.) и 75 000 руб. (Тимченко Э.Г.). Все остальные положения трудовых договоров оставлены без изменения.
Из дополнительных соглашений и приказов Банка усматривается, что установлен следующий режим работы на условиях неполного рабочего времени: пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями (суббота и воскресенье); продолжительность ежедневной работы — 7 часов; начало работы — 09.00, окончание работы — 17.00 (пятница с 9.00 до 15.45); обеденный перерыв — 45 минут.
Из представленных документов, в том числе табелей учета рабочего времени, следует, что Сивак И.В. и Тимченко Э.Г. в спорный период осуществляли трудовую деятельность в течение 7 часов, время работы было сокращено на 1 час ежедневно.
Согласно Закону N 165-ФЗ страховое обеспечение в виде ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется в связи с таким социальным страховым риском, как утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода при наступлении страхового случая, а именно при осуществлении ухода за ребенком в возрасте до полутора лет.
Условия, размеры и порядок обеспечения этим пособием определяются Законом N 255-ФЗ, закрепляющими право на получение матерью ребенка либо его отцом, другим родственником, опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, предоставленном на основании статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ), ежемесячного пособия по уходу за ребенком.
Таким образом, ежемесячное пособие выплачивается именно тому родителю, который фактически осуществляет уход за ребенком и не может заниматься трудовой деятельностью.
Статья 256 ТК РФ предусматривает возможность использования отпуска по уходу за ребенком полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком.
По заявлению женщины или лиц, указанных в части второй данной статьи, во время нахождения в отпусках по уходу за ребенком они могут работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.
Максимальная продолжительность рабочего времени для работника, желающего выйти на работу и продолжающего находиться в отпуске по уходу за ребенком, законодательством об обязательном социальном страховании не регламентирована. Такое время в соответствии со статьей 93 ТК РФ устанавливается по соглашению сторон трудового договора в каждом конкретном случае.
При работе на условиях неполного рабочего времени оплата труда работника производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выполненного им объема работ.
Между тем указанная гарантия, установленная статьей 256 ТК РФ, предусмотрена для родителей, которые реально могут работать и одновременно осуществлять уход за ребенком.
Поскольку право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком имеют лица, фактически осуществляющие уход за ним, сохранение за работником права на пособие по уходу за ребенком в случае его работы на условиях неполного рабочего времени предполагает, что у него остается достаточно свободного от работы времени для осуществления такого ухода.
Именно в целях защиты интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ предусмотрена возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.
Выплачиваемое в этом случае пособие по уходу за ребенком имеет своей целью компенсацию заработка, утраченного из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать уход за ребенком.
Названная норма, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 28.02.2017 N 329-О, является исключением из общего правила, согласно которому право застрахованного лица на получение ежемесячного пособия связано с наступлением такого страхового случая, как уход за ребенком в возрасте до полутора лет, который подтверждается предоставлением указанному лицу соответствующего отпуска. Поэтому при решении вопроса о наличии оснований для продолжения выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком, следует исходить из оценки страхователем и страховщиком обстоятельств страхового случая, характеризующих объем реализации социального страхового риска.
В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О указано, что уменьшение продолжительности рабочего дня работника на 30 минут не позволяет ему фактически осуществлять уход за ребенком в полном объеме.
В рассматриваемом случае судами обеих инстанций установлено сокращение рабочего времени сотрудникам, претендующим на получение пособия по уходу за ребенком, на 1 час ежедневно.
Бремя доказывания того обстоятельства, что сокращение рабочего времени на определенный период являлся лишь формальным основанием для выплаты пособия и необоснованного его возмещения за счет страховщика, в силу положений части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ возложено на Фонд.
Законодателем не установлен минимальный предел сокращения продолжительности рабочего времени с целью социальных выплат по условиям страхового случая либо ограничения в выплатах пособия по уходу за ребенком или возможность перерасчета страховщиком размера указанного пособия в зависимости от продолжительности рабочего времени застрахованного лица.
Напротив, размер ежемесячного пособия, предусмотренный частью 1 статьи 11.2 Закона N 255-ФЗ, для лиц, указанных в части 2 статьи 11.1 названного Закона, подлежит полной выплате и не может быть уменьшен в зависимости от сокращения продолжительности рабочего времени застрахованного лица, а также не может быть изменен пропорционально утраченному им заработку в связи с уходом за ребенком.
Фондом не представлено доказательств того, что работники Банка при наличии правовых оснований на получение пособия фактически не осуществляли в спорный период уход за своими малолетними детьми либо того, что в их семьях не были созданы условия для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей с тем, чтобы мать ребенка с учетом графика работы и характера трудовых отношений с работодателем в достаточной мере посвящала большую часть свободного времени при сокращенном рабочем дне уходу за малолетним ребенком.
Ссылки Фонда на то, что за детьми в период рабочего времени Сивак И.В. и Тимченко Э.Г. ухаживали иные члены семьи, также имеющие право на получение спорного пособия, не принимается судом кассационной инстанции.
Доказательства того, что другим членам семьи указанных сотрудников был предоставлен отпуск по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет, в материалах дела отсутствуют, равно как и доказательства того, что в рассматриваемый период им назначалось и выплачивалось пособие по уходу за ребенком.
Утверждение подателя жалобы о том, что сокращение работникам рабочего времени на 1 час в день не может расцениваться как мера, позволяющая продолжать уход за ребенком, повлекшая утрату заработка, в данном случае пособие не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного стимулирования, носит предположительный характер и не доказано.
Сам по себе факт сокращения рабочего времени застрахованному лицу не может свидетельствовать о злоупотреблении правом на получение пособия по уходу за ребенком.
На основании исследования материалов дела суды пришли к выводу о недоказанности Фондом того, что утрата сотрудниками Банка части заработка в связи с сокращением рабочего времени для ухода за ребенком была минимальна в такой степени, что выплата спорного пособия перестала для них являться компенсацией утраченного заработка, а приобрела характер дополнительного материального стимулирования, возмещаемого за счет средств ФСС РФ.
Исходя из изложенного, суд кассационной инстанции считает, что суды правомерно удовлетворили требования Банка и признали недействительным оспариваемое решение Фонда.
Доводы подателя жалобы являлись предметом детального рассмотрения судов и мотивированно отклонены. Несогласие Фонда с выводами судов, иная оценка фактических обстоятельств дела и иное толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибке, не свидетельствует о существенных нарушениях судом норм права, повлиявших на исход дела и не является достаточным основанием для отмены обжалуемых судебных актов.
В то же время кассационная инстанция считает, что принятые судебные акты в части взыскания с Фонда в пользу Банка 3000 руб. расходов по уплате государственной пошлины подлежат отмене.
Распределяя судебные расходы по оплате государственной пошлины, суд первой инстанции при принятии решения от 01.06.2020 взыскал с Фонда в пользу Банка 6000 руб. в возмещение судебных расходов.
Как усматривается из материалов дела, Банк обратился в арбитражный суд с требованием об оспаривании решения Фонда и одновременно заявил ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия оспариваемого решения.
Ходатайство о принятии обеспечительных мер облагается государственной пошлиной в размере 3 000 руб. в соответствии с подпунктом 9 части 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ).
В соответствии с положением абзаца 3 подпункта 3 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ при подаче заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными размер государственной пошлины для юридических лиц составляет 3000 руб.
Платежными поручениями от 15.01.2020 N 98, 99 Банк уплатил 6000 руб. государственной пошлины.
Определением от 17.01.2020 суд первой инстанции отказал Банку в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер ввиду непредставления доказательств необходимости их принятия.
Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 28 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», принятие решения по результатам рассмотрения дела в пользу истца не является основанием для отнесения расходов по уплате истцом государственной пошлины при подаче заявления об обеспечении иска на ответчика, если в удовлетворении заявления об обеспечении иска было отказано, поскольку в данном случае соответствующее требование о принятии обеспечительных мер истцом было заявлено при отсутствии должных оснований.
При таком положении у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для взыскания с Фонда в пользу Банка 3000 руб. в возмещение судебных расходов.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктами 1 и 2 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Калининградской области от 01.06.2020 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2020 по делу N А21-393/2020 отменить в части взыскания с государственного учреждения — Калининградского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Морского Акционерного Банка (акционерное общество) 3000 руб. в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины.
В остальной части обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий
Ю.А.РОДИН

Судьи
С.В.ЛУЩАЕВ
С.В.СОКОЛОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО