Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.10.2020 № Ф04-4271/2020 по делу № А03-13771/2019

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 октября 2020 г. по делу N А03-13771/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 15 октября 2020 года
Постановление изготовлено в полном объеме 16 октября 2020 года
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Малышевой И.А.,
судей Буровой А.А.,
Кокшарова А.А.-
рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» на решение от 23.03.2020 Арбитражного суда Алтайского края (судья Синцова В.В.) и постановление от 26.06.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Бородулина И.И., Кривошеина С.В., Павлюк Т.В.) по делу N А03-13771/2019, принятые по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» (ОГРН 1132225011050, ИНН 2225139774) к государственному учреждению — Алтайскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (ИНН 2225023610, ОГРН 1022201759623) о признании недействительным решения от 16.05.2019 N 4-п/в.
Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — Прыжкова Оксана Борисовна (г. Барнаул).
Суд

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» (далее — Общество, заявитель, страхователь) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к государственному учреждению — Алтайскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (далее — Фонд) о признании недействительным решения от 16.05.2019 N 4-п/в.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Прыжкова Оксана Борисовна.
Решением от 23.03.2020 Арбитражного суда Алтайского края, оставленным без изменения постановлением от 26.06.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Общество (далее также — кассатор) обратилось с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт. Кассатор указывает, что страхователем в спорных отношениях является Общество, работа в котором принималась к учету для расчета пособия по уходу за ребенком Прыжковой О.Б., в связи с чем для определения правомерности выплаченного пособия по уходу за ребенком подлежит исследованию и оценке продолжительность рабочего времени при работе Прыжковой О.Б. в Обществе (4 часа в день); считает, что обстоятельства работы Прыжковой О.Б. у других работодателей не должны являться основой принятия судебного акта и быть решающими для рассмотрения дела; Общество не должно нести ответственность ни за действия застрахованного лица, ни за действия сторонних организаций; Трудовым кодексом Российской Федерации не установлены пределы сокращения рабочего времени; материалами дела подтверждено, что именно Прыжкова О.Б. осуществляла уход за ребенком (иное не доказано); Фондом не доказано, что выплата Прыжковой О.Б. пособия перестала для нее являться компенсацией утраченного заработка, а приобрела характер дополнительного материального стимулирования.
В письменных возражениях Фонд отклонил доводы кассационной жалобы, считает судебные акты законными и обоснованными.
В соответствии с частями 3, 5 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) в составе суда после отложения судебного разбирательства произведена замена судьи Чапаевой Г.В., отсутствующей по уважительной причине, на судью Бурову А.А. (определение от 09.10.2020), после чего рассмотрение кассационной жалобы начато с самого начала.
Учитывая надлежащее извещение о времени и месте проведения судебного заседания лиц, участвующих в деле, кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие их представителей в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 284 АПК РФ.
Суд кассационной инстанции, проверив в соответствии с положениями статей 284, 286 АПК РФ правильность применения судами норм материального и процессуального права, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, приходит к выводу о наличии оснований для отмены или судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.
Судами установлено и подтверждено материалами дела, что основанием для вынесения оспариваемого решения явились результаты проведенной выездной проверки в отношении Общества на предмет полноты и достоверности сведений, представленных страхователем для обеспечения застрахованных лиц страховым обеспечением за период с 01.07.2017 по 31.12.2018.
В ходе проверки установлено, что 04.04.2016 Прыжкова О.Б. принята на работу в Общество по совместительству на 0,5 ставки на должность менеджера по медицинскому маркетингу.
Приказом от 03.10.2016 N 77 ей предоставлен отпуск без сохранения заработной платы на 140 календарных дней.
Листок нетрудоспособности по беременности и родам предъявлен для оплаты в организацию по ее основному месту работы — ООО «Антарес» с периодом нетрудоспособности до 19.02.2017 (принята на должность главного бухгалтера).
Согласно представленной копии трудовой книжки Прыжковой О.В. 20.02.2017 трудовой договор с ООО «Антарес», в котором Прыжкова О.Б. работала главным бухгалтером с 15.05.2015, расторгнут. Запись о приеме на основное место работы далее в какую-либо другую организацию отсутствует.
Приказом от 02.05.2017 N 9 Общество предоставило Прыжковой О.Б. с 02.05.2017 отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет с выплатой ежемесячного пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет с 20.02.2017 по 16.06.2018.
В заявлении от 03.05.2017 Прыжкова О.Б. просила разрешить прервать отпуск по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет и приступить к выполнению должностных обязанностей 03.05.2017 на 0,5 ставки.
Приказом Общества от 03.05.2017 N 10 Прыжковой О.Б. предоставлено право приступить к работе на условиях неполного рабочего времени на 0,5 ставки с сохранением права на получение пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет. Определено время начала и окончания работы (с 09.00 до 13.30), время перерыва для отдыха и приема пищи — с 12.30 до 13.00, время перерыва для кормления ребенка — с 12.00 до 12.30.
Пособие страхователем было рассчитано исходя из заработка в ООО «Антарес» (трудовые отношения прекращены 20.02.2017), ООО «Мать и дитя» (трудовые отношения прекращены в апреле 2016 года) и Общества, среднедневной заработок составил 1 057,16 руб., пособие в месяц составило 12 855,06 руб.
В ходе проверки Фондом установлено, что после рождения ребенка Прыжкова О.Б., помимо работы в Обществе, была трудоустроена по внешнему совместительству маркетологом, а также менеджером по маркетингу и рекламе в три медицинские организации, расположенные в различных населенных пунктах, находящихся на значительном расстоянии от места ее проживания (г. Барнаул), а именно: в ООО «Омский центр репродуктивной медицины» (трудовой договор от 15.03.2017 N 0000000010, на 0,1 ставки (с учетом дополнительного соглашения), должность: маркетолог, место работы: г. Омск), в ООО «Новосибирский центр репродуктивной медицины» (трудовой договор от 26.07.2017 N 0000111, на 0,1 ставки, должность: маркетолог, место работы: г. Новосибирск), ООО «МЕДИКА — 2» (трудовой договор N 47/17 от 10.10.2017, на 0,1 ставки, должность: менеджер по маркетингу и рекламе, место работы: Кемеровская область, г. Новокузнецк). Условиями дополнительных соглашений к указанным договорам от 15.03.2017,26.07.2017,10.10.2017 установлен дистанционный характер работы внешнего совместителя всех перечисленных организаций. Пособие по уходу за ребенком в указанных организациях Прыжкова О.Б. не получала согласно представленным справкам работодателей.
Исчислив суммарно общую продолжительность рабочего времени по всем медицинским организациям, в которых была трудоустроена Прыжкова О.Б., включая три медицинские организации, в которых она была трудоустроена дистанционно после рождения ребенка, исходя из количества рабочих часов, приходящихся на ставку в каждой из медицинских организаций, Фонд пришел к выводу о том, что фактически Прыжкова О.Б. работала по 8 часов в день, а в некоторые периоды и по 9 часов в день, в период выплаты пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет ее доход увеличился, из чего Фонд сделал вывод о том, что страхователем назначение и выплата пособий в связи с материнством в период с 01.07.2017 по 31.12.2018 производились с нарушением пункта 1 статьи 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (далее — Закон N 255-ФЗ), поскольку условия для выплаты пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет не соблюдены, Прыжкова О.Б. в период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет полноценно работала и получала заработную плату, превышающую доход до наступления страхового случая, фактически уход за ребенком осуществлял иной член семьи, в связи с чем выплата пособия приобрела характер дополнительного материального стимулирования, а не компенсации утраченного заработка.
В результате нарушений, отраженных в акте проверки от 10.04.2019 N 48-п/в, решением Фонда от 16.05.2019 N 4-п/в взыскано со страхователя — Общества 148 261 руб. расходов, излишне понесенных территориальным органом Фонда в связи с неполнотой или недостоверностью представленных страхователем сведений.
Не согласившись с решением Фонда, Общество оспорило его в судебном порядке.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 91, 256, 312.1 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ), статей 4, 13 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» (далее — Закон N 81-ФЗ), статей 1, 6, 9, 12 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» (далее — Закон N 165-ФЗ), статей 1, 4, 4.7, 5, 11.1, 12, 13 Закона N 255-ФЗ, пришли к выводу о законности оспариваемого решения Фонда.
Суд округа не может согласиться с данным выводом, исходя из следующего.
В силу статьи 256 ТК РФ по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Порядок и сроки выплаты пособия по государственному социальному страхованию в период указанного отпуска определяются федеральными законами. Отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком. По заявлению женщины или лиц, указанных в части второй настоящей статьи, во время нахождения в отпусках по уходу за ребенком они могут работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.
В силу подпункта 2 пункта 1, пункта 1.1 статьи 7 Закона N 165-ФЗ одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка или другого дохода в связи с наступлением страхового случая. Страховым случаем признается, в том числе, уход за ребенком в возрасте до полутора лет.
Страховым обеспечением по указанному виду обязательного страхования является ежемесячное пособие по уходу за ребенком (подпункт 8 пункта 2 статьи 8 Закона N 165-ФЗ).
В соответствии с частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ, статьей 13 Закона N 81-ФЗ, пунктом 43 «Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей», утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 23.12.2009 N 1012н (далее — Порядок N 1012н), право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком.
Статьей 4 Закона N 81-ФЗ установлено, что выплата пособия по уходу за ребенком лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством производится за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.
Право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком неразрывно связано с фактическим осуществлением ухода за малолетним ребенком до достижения им возраста полутора лет (абзац 3 пункта 2.1 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27.01.2011 N 179-О-П).
Часть 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ во взаимосвязи с другими положениями данного Закона и ТК РФ, а также Закона N 165-ФЗ направлена на создание условий для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей посредством сохранения за застрахованным лицом возможности получения обеспечения по обязательному социальному страхованию названного вида исходя из оценки страхователем и страховщиком обстоятельств страхового случая, характеризующих объем реализации социального страхового риска, при решении вопроса о наличии оснований для продолжения выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком (абзац 7 пункта 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 329-О).
Особое правило о работе на условиях неполного рабочего времени в период пребывания в отпуске по уходу за ребенком обусловлено тем, что предоставляемое в этот период пособие компенсирует небольшую часть среднего заработка работника (40%). Законодатель, признавая ограниченность этих средств для семьи, допускает возможность частичной занятости данного работника, если он может сочетать ее с фактическим уходом за ребенком.
В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 N 307-КГ17-1728 выражена правовая позиция, согласно которой сокращение рабочего времени на незначительный период, не позволяющий осуществлять уход за ребенком, не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, поэтому в такой ситуации пособие по уходу за ребенком уже не будет являться компенсацией утраченного заработка, а приобретет характер дополнительного материального стимулирования работника, т.е. злоупотреблением страхователем правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств страховщика.
Следовательно, по делам рассматриваемой категории споров судам надлежит устанавливать обстоятельства, касающиеся реализации работником права на ежемесячное пособие и, соответственно, возможности возмещения расходов работодателя на выплату таких пособий за счет средств Фонда исходя из доказанности либо недоказанности того, что: застрахованное лицо исполняет трудовые обязанности на условиях неполного рабочего времени (неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя) либо на дому; застрахованное лицо осуществляет уход за ребенком и при этом у него достаточно времени на осуществление данного ухода; значительная часть времени работника должна быть посвящена уходу за ребенком, а не собственной трудовой деятельности; выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком компенсирует утраченный заработок.
Бремя доказывания того обстоятельства, что сокращение рабочего времени на определенный период являлся лишь формальным основанием для выплаты пособия и необоснованного его возмещения за счет страховщика, фактически уход за ребенком осуществляло иное лицо, в силу положений части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ возложено на Фонд.
Из представленных в материалы дела приказов, трудовых договоров, дополнительных соглашений к ним, копии трудовой книжки Прыжковой О.Б. следует, что до наступления страхового случая она была трудоустроена у двух работодателей (ООО «Антарес-основное место работы, а также ООО «Барнаульский центр репродуктивной медицины» — по совместительству на 0,5 ставки).
Отношения с ООО «Антарес», где Прыжкова О.Б. до наступления страхового случая работала главным бухгалтером, были прекращены непосредственно после окончания отпуска по беременности и родам, заработок в указанной организации утрачен, пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет ООО «Антарес» не выплачивалось, что подтверждено представленной в дело справкой указанного общества от 22.07.2017.
Отпуск по беременности и родам был предоставлен Обществом, где Прыжкова О.Б. была трудоустроена до наступления страхового случая на 0,5 ставки на должность менеджера по медицинскому маркетингу.
С 03.05.2017 Прыжкова О.Б. приступила к работе в Обществе по-прежнему на 0,5 ставки, то есть на условиях неполного рабочего времени с сокращением его продолжительности на 4 часа (с 09.00 до 13.30), с установлением перерыва для кормления ребенка до достижения им возраста 1,5 лет (с 12.00 до 12.30), продолжив при этом самостоятельно осуществлять уход за ребенком, находившимся на естественном вскармливании до 1,5 лет, что подтверждено представленными в дело справками участкового терапевта (о нахождении ребенка на естественном вскармливании до 1,5 лет), выпиской из домовой книги, справкой ТСЖ «Аквамарин» о самостоятельном осуществлении многодетной матерью Прыжковой О.Б. ухода за своими детьми, прогулках с ними на придомовой территории (подписана четырьмя соседями — свидетелями) и Фондом не опровергнуто. При этом другим членам семьи отпуск по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет не предоставлялся, пособие по уходу за ребенком не назначалось и не выплачивалось.
Установление сокращенной продолжительности рабочего времени кормящей матери, самостоятельно осуществляющей уход за ребенком, с сокращением рабочего дня на 4 часа с перерывами на отдых и кормление ребенка нельзя признать незначительным или формальным, свидетельствующим исключительно о злоупотреблении Обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств Фонда.
В соответствии с положениями статей 312.1, 312.2, 312.4 ТК РФ дистанционная работа выполняется вне места нахождения работодателя, режим рабочего времени определяется дистанционным работником самостоятельно, что позволяет совмещать дистанционную работу с уходом за малолетним ребенком.
Работа Прыжковой О.Б. по условиям трудовых договоров от 15.03.2017, 26.07.2017, 10.10.2017, заключенных после наступления страхового случая с тремя медицинскими организациями (ООО «Новосибирский центр репродуктивной медицины», ООО «Омский центр репродуктивной медицины», ООО «МЕДИКА-2»), и дополнительных соглашений к ним носила дистанционный характер, выполнялась удаленно на дому, что соответствует характеру выполняемой трудовой функции (маркетинг и реклама), подтверждено представленной в дело перепиской в электронном формате и по смыслу части 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ, статьи 13 Закона N 81-ФЗ, пункта 43 Порядка N 1012н не исключает право на получение пособия до достижения ребенком возраста 1,5 лет при условии самостоятельного осуществления работником ухода за ребенком.
При определении суммарной продолжительности рабочего времени в течение дня в четырех медицинских организациях, в одной из которой Прыжкова О.Б. работала на условиях неполного рабочего времени (в Обществе), в трех других — дистанционно, Фондом и судами не учтены особенности дистанционной работы, которая не предусматривает пребывание работника на рабочем месте в течение определенного количества часов, а также не принято во внимание то, что фактическое присутствие Прыжковой О.Б. по местам нахождения работодателей, то есть в медицинских организациях, расположенных в городах Барнауле, Омске, Новосибирске и Новокузнецке Кемеровской области, в течение одного рабочего дня объективно невозможно ввиду значительной удаленности данных населенных пунктов друг от друга.
Выводы судов и Фонда об отсутствии у Прыжковой О.Б. утраченного заработка в связи с увеличением ее суммарного дохода в период работы после наступления страхового случая и до достижения ребенком возраста 1,5 лет основаны на сопоставлении сумм, фактически выплаченных застрахованному лицу разными работодателями до и после наступления страхового случая.
Вместе с тем, назначение выплачиваемого работнику пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет состоит в компенсации утраченного заработка застрахованного лица, то есть того заработка, который имелся у него на момент наступления страхового случая, исходя из которого исчислен размер пособия и который утрачен в связи с необходимостью ухода за малолетним ребенком.
В рассматриваемой ситуации на момент наступления страхового случая Прыжкова О.Б. работала по совместительству в Обществе на 0,5 ставки, а также по основному месту работы в ООО «Антарес», трудовые отношения с которым ей были прекращены и заработок, соответственно, утрачен непосредственно после окончания отпуска по беременности и родам.
Трудоустройство на дистанционную работу (на дому) в иные организации после наступления страхового случая не компенсирует утраченный застрахованным лицом заработок и не прекращает право работника на получение пособия по уходу за ребенком в возрасте до 1,5 лет при условии продолжения фактического полноценного осуществления ухода за малолетним ребенком. Общество как страхователь при исчислении и выплате пособия по уходу за ребенком не могло учитывать обстоятельства, возникшие после наступления страхового случая, с которым законодатель связывает право застрахованного лица на получение пособия.
В нарушение положений статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ в данном конкретном случае факт злоупотребления Обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, необоснованно возмещаемого за счет средств страховщика, Фондом не доказан и материалами дела не подтвержден, в связи с чем суды необоснованно отказали в удовлетворении требований о признании решения Фонда недействительным.
Учитывая, что доказательственная база по делу собрана в полном объеме, обстоятельства дела установлены, но выводы судов им не соответствуют, неверно применены нормы материального права, суд кассационной инстанции считает возможным отменить судебные акты и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.
В соответствии со статьей 110 АПК РФ понесенные Обществом судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение дела по существу, а также апелляционной и кассационной жалоб, относятся на Фонд, поскольку его освобождение от уплаты государственной пошлины на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ не влечет за собой освобождение от исполнения обязанности по возмещению судебных расходов, понесенных стороной, в пользу которой принято решение, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (абзац третий пункта 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах»).
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
Согласно подпунктам 3, 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), пункту 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах» при обжаловании судебных актов в апелляционном и кассационном порядке по делам о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов незаконными государственная пошлина для юридических лиц составляет 1 500 руб. за подачу апелляционной и кассационной жалобы соответственно, в связи с чем постановление апелляционного суда в части возврата из федерального бюджета государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 1 500 руб., излишне уплаченной по платежному поручению от 21.04.2020 N 42, является законным и отмене не подлежит.
На основании статьи 104 АПК РФ, подпункта 12 пункта 1 статьи 333.21 и подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 НК РФ излишне уплаченная государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы в сумме 1 500 руб. также подлежит возврату Обществу из федерального бюджета.
На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, частью 1 статьи 288, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 23.03.2020 Арбитражного суда Алтайского края и постановление от 26.06.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А03-13771/2019 в части отказа в удовлетворении заявленного требования и распределения судебных расходов по оплате государственной пошлины отменить, принять новый судебный акт.
Заявление общества с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» удовлетворить.
Признать недействительным решение государственного учреждения — Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации от 16.05.2019 N 4-п/в о возмещении излишне понесенных расходов.
Обязать государственное учреждение — Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации устранить нарушение прав и законных интересов заявителя.
Взыскать с Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (ИНН 2225023610, ОГРН 1022201759623) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» (ОГРН 1132225011050, ИНН 2225139774) судебные расходы по оплате государственной пошлины в общей сумме 6 000 (шесть тысяч) рублей, в том числе за рассмотрение дела в суда первой инстанции в сумме 3 000 (три тысячи) рублей, за рассмотрение апелляционной жалобы — в сумме 1 500 (одна тысяча пятьсот) рублей, за рассмотрение кассационной жалобы — в сумме 1 500 (одна тысяча пятьсот) рублей.
Постановление от 26.06.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А03-13771/2019 в части возврата из федерального бюджета государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 1 500 (одна тысяча пятьсот) рублей, излишне уплаченной по платежному поручению от 21.04.2020 N 42, оставить без изменения.
Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Барнаульский центр репродуктивной медицины» (ОГРН 1132225011050, ИНН 2225139774) из федерального бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в сумме 1 500 (одна тысяча пятьсот) рублей, излишне уплаченную по платежному поручению от 21.08.2020 N 972.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
И.А.МАЛЫШЕВА

Судьи
А.А.БУРОВА
А.А.КОКШАРОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО