Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.09.2019 № Ф04-1603/2019

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 сентября 2019 г. по делу N А27-18479/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 16 сентября 2019 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 23 сентября 2019 года.
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Забоева К.И.,
судей Бедериной М.Ю.,
Кадниковой О.В.
при протоколировании судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел кассационную жалобу конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Банк развития бизнеса» государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» на определение Арбитражного суда Кемеровской области от 02.04.2019 (судья Виноградова О.В.) и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2019 (судьи Фролова Н.Н., Зайцева О.О., Назаров А.В.) по делу N А27-18479/2016 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Банк развития бизнеса» (650055, Кемеровская область, город Кемерово, проспект Ленина, дом 33, корпус 2, квартира 311, ИНН 4205001732, ОГРН 1024200002859), принятые по заявлению государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о привлечении к субсидиарной ответственности в качестве контролирующих должника лиц Долговой Юлии Юрьевны, Дементьевой Ольги Алексеевны, Любицкой Натальи Геннадьевны, Барановой Светланы Сергеевны, Воробьевой Натальи Владимировны.
В заседании приняли участие: Баранова Светлана Сергеевна; Воробьева Наталья Владимировна; Долгова Юлия Юрьевна; представитель государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» Великая Е.А. по доверенности от 11.09.2019.
Суд

установил:

определением Арбитражного суда Кемеровской области от 21.09.2016 принято к производству заявление государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (далее — агентство) — ликвидатора общества с ограниченной ответственностью «Банк развития бизнеса» (далее — банк, должник) о признании последнего несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 25.10.2016 (резолютивная часть решения объявлена 18.10.2016) банк признан несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, агентство утверждено конкурсным управляющим.
Конкурсный управляющий 10.01.2018 на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих его лиц: председателя правления банка, члена совета директоров и участника банка Долговой Юлии Юрьевны (далее — Долгова Ю.Ю.); члена правления банка и главного бухгалтера Дементьевой Ольги Алексеевны (далее — Дементьева О.А.); члена правления, заместителя председателя правления банка, председателя кредитного комитета и участника банка Любицкой Натальи Геннадьевны (далее — Любицкая Н.Г.); члена правления банка, начальника юридического отдела Барановой Светланы Сергеевны (далее — Баранова С.С.); члена правления банка, начальника отдела экономического анализа и мониторинга рисков, секретаря кредитного комитета банка Воробьевой Натальи Владимировны (далее — Воробьева Н.В.). Агентство просило взыскать с указанных лиц солидарно в пользу банка 48 622 000 руб. — разницу между совокупностью требований кредиторов банка (243 887 000 руб.) и балансовой стоимостью его активов (195 265 000 руб.).
Определением Арбитражного суда Кемеровской области от 02.04.2019, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2019, в удовлетворении заявления отказано.
Конкурсный управляющий обратился с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение и постановление, привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам банка.
По мнению агентства, судами сделан ошибочный вывод о пропуске агентством срока исковой давности, исчисленного судами с момента осведомленности временной администрации банка о нарушении прав банка заключением кредитных и вексельных сделок, между тем срок исковой давности должен исчисляться на основании пункта 6 статьи 189.23 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей на день признания банка банкротом, в соответствии с которой заявление о привлечении лица, контролирующего кредитную организацию, к субсидиарной ответственности может быть подано в течение трех лет со дня признания кредитной организации банкротом; указанный срок конкурсным управляющим не пропущен.
Конкурсный управляющий оспаривает вывод судов о недостаточности факта вхождения ответчиков в правление банка для привлечения их к субсидиарной ответственности, обращая внимание на то, что заявление мотивировано не самим статусом ответчиков как лиц, контролирующих должника, а фактически совершенными ими действиями по заключению и/или одобрению сделок, причинивших убытки кредитной организации, и, в конечном счете, повлекших ее банкротство.
Также конкурсный управляющий полагает, что установленные факты непринадлежности подписей заемщикам в кредитной документации, равно как и векселедателю на приобретенном банком векселе, неопровержимым образом свидетельствуют о фиктивности соответствующих сделок, совершенных банком, и отсутствии должного контроля со стороны ответчиков за порядком одобрения сделок и предоставлением займов.
В отзывах на кассационную жалобу Баранова С.С., Воробьева Н.В., Долгова Ю.Ю. просят отказать в ее удовлетворении и оставить судебные акты без изменения.
В судебном заседании явившиеся представитель агентства и ответчики поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзывах.
Проверив в соответствии с положениями статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для частичной отмены определения суда первой инстанции и постановления апелляционного суда.
Судами установлено, что приказом Центрального банка Российской Федерации (далее — ЦБ РФ) от 05.03.2014 N ОД-222 «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации общество с ограниченной ответственностью «Банк развития бизнеса» ООО «Банк РБ» (г. Кемерово)» (далее — приказ N ОД-222) у банка с 05.03.2014 отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 13.08.2014 по делу N А40-57473/2014 Долговой Ю.Ю. отказано в признании приказа N ОД-222 недействительным.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 12.01.2015 по делу N А27-4816/2014 удовлетворено заявление ЦБ РФ о принудительной ликвидации банка, ликвидатором назначено агентство.
Впоследствии в связи с принятием судом по настоящему делу решения от 25.10.2016 о признании банка банкротом определением Арбитражного суда Кемеровской области от 11.01.2017 производство по делу N А27-4816/2014 прекращено, а материалы дела N А27-4816/2014 переданы для приобщения к материалам дела N А27-18479/2016.
По утверждению агентства, в ходе проведенной им проверки обстоятельств банкротства банка выявлено, что банкротство наступило вследствие виновных действий контролирующих лиц — Долговой Ю.Ю., Дементьевой О.А., Любицкой Н.Г., Барановой С.С., Воробьевой Н.В., которые в период с 01.03.2012 по 05.03.2014 одобрили действия по приобретению векселей технической организации, приобретению технического векселя юридического лица, а также выдачу шести технических кредитов физическим лицам, обеспечение по которым отсутствовало.
Полагая, что указанные обстоятельства являются основаниями для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из недоказанности совокупности обстоятельств для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и пропуска конкурсным управляющим срока исковой давности на обращение в суд.
При этом, исходя из периода времени, в который имели место события, положенные агентством в основание заявления, принимая во внимание правила действия материального закона во времени, суд руководствовался положениями статьи 14 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», предусматривающей возможность привлечения контролирующих кредитную организацию лиц к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам кредитной организации, финансовая несостоятельность которой наступила в результате их действий.
По существу, обстоятельства, на которые указывает агентство как на основания для субсидиарной ответственности, делятся на три группы: выдача кредитов шести физическим лицам; приобретение 04.03.2014 банком двух векселей общества с ограниченной ответственностью «Губернский долговой центр» (далее — общество «ГДЦ») номиналом 18 825 тыс. руб. и 9 380 тыс. руб. за 24 600 тыс. руб. у Чагина Сергея Юрьевича (далее — Чагин С.Ю.); приобретение банком 13.12.2013 векселя общества с ограниченной ответственностью «Эльдорадо сервис» (далее — общество «Эльдорадо сервис») номиналом 11 700 тыс. руб. за 10 000 тыс. руб. у Губина Дмитрия Олеговича (далее — Губин Д.О.).
Рассмотрев доводы агентства о необоснованном предоставлении банком кредитов Авагяну А.В., Тильману М.Л., Карицкому А.А., Матюкину А.А., Качану Т.Д., Кирасову П.Б. (далее — заемщики), одобренных кредитным комитетом банка на заседаниях 27.08.2012, 13.09.2012, 07.11.2013, 02.12.2013, 12.12.2013, сопоставив их с материалами дела, суд пришел к выводу о реальном исполнении заемщиками своих обязательств по кредитам как по погашению основной задолженности, так и по оплате процентов за пользование кредитными средствами (вплоть до момента отзыва у банка лицензии), что опровергает утверждение агентства о фиктивном (техническом) характере кредитов. При этом процентная ставка за пользование кредитными денежными средствами не являлась льготной, предпочтения заемщикам со стороны банка не оказывалось.
Факт прекращения заемщиками исполнения обязательств по погашению кредитов после отзыва у банка лицензии суд счел недостаточным для вывода о необходимости привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности, поскольку это обстоятельство само по себе не свидетельствует о недобросовестных и (или) неразумных действиях (бездействии) ответчиков, выходящих за пределы обычного делового (предпринимательского) риска применительно к положениям пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — Постановление N 62), при том что помимо указываемых агентством заемщиков по шести кредитам, некоторые иные заемщики также прекратили исполнять свои обязательства перед банком после отзыва у него лицензии.
Кроме того, как отмечено судами, банком получен процентный доход от выдачи кредитов указанным шести физическим лицам в размере 5 247 000 руб., а документы, на основании которых выданы займы, анализировались ЦБ РФ и пороков в них не обнаружено.
Судом учтено, что в соответствии с пунктами 3.5, 3.12 действовавшего в период спорных отношений Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности N 254-П, утвержденного ЦБ РФ 26.03.2004 (далее — Положение N 254-П), при выдаче кредитов банком учтена возможная недостоверность предоставленных заемщиками сведений о полученных доходах, в связи с чем ссуды классифицированы в III категорию качества с формированием резерва на возможные потери по ссудной задолженности в размере 50% от суммы кредита, что свидетельствует о принятых банком разумных и надлежащих мерах по минимизации возможных хозяйственных рисков от предоставления спорных кредитов.
Отклоняя доводы о причинении банку вреда от приобретения векселей общества «ГДЦ», учрежденного в 1999 году по инициативе банка, суд установил, что финансовое положение общества «ГДЦ» на момент приобретения векселей являлось устойчивым, что дважды подтверждено ЦБ РФ, который давал положительные заключения в отношении общества «ГДЦ» для заключаемых с ним банком депозитных договоров.
При этом суд учел, что требования общества «ГДЦ» по договорам о привлечении субординированного депозита от 17.09.2009 в размере 15 000 000 руб. и от 20.09.2011 в размере 7 000 000 руб. включены в реестр требований кредиторов банка, что подтверждает встречные обязательства банка перед обществом «ГДЦ» на сумму, сопоставимую с вексельной задолженностью.
Признавая необоснованным заявление агентства в части эпизода, связанного с приобретением банком у Губина Д.О. векселя общества «Эльдорадо сервис» за 10 000 000 руб., суд исходил из того, что указанная сделка совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности банка.
Судом принято во внимание, что вексель приобретен на рыночных условиях, при его покупке банком создан резерв на возможные потери по ссудной и приравненной к ней задолженности в размере 51% от суммы договора; указанная сделка не была для банка крупной; решение о совершении вексельной сделки принято советом директором банка 13.12.2013 и оснований для отказа в подписании договора купли-продажи векселей у председателя правления не имелось.
Тот факт, что общество «Эльдорадо сервис» и банк аффилированы через Фурманова В.М., являющегося единоличным исполнительным органом и участником с долей в размере 50% уставного капитала общества «Эльдорадо сервис», а также мажоритарным участником и председателем совета директоров банка, не сочтен судом как достаточный для вывода о противоправности поведения ответчиков Долговой Ю.Ю. (подписавшей договор купли-продажи векселя), Барановой С.С. (давшей положительное заключение для оформления вексельной сделки), Дементьевой О.А., Любицкой Н.Г. (подписавших распоряжения о принятии векселя на хранение и в залог), несмотря на факт фальсификации подписи на векселе от имени Фурманова В.М., повлекший определение его рыночной стоимости оценщиком в размере 0 руб.
Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.
Суд округа соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций относительно необоснованности доводов агентства по эпизодам выдачи кредитов физическим лицам и приобретения векселей общества «ГДЦ».
Предоставление кредитов физическим лицам осуществлено на рыночных условиях в соответствии с надлежащим порядком, аффилированность заемщиков с банком не установлена, банком осуществлена должная классификация ссуд с формированием необходимых резервов в соответствии с Положением N 254-П.
Более того, заемщики длительное время выполняли обязанности по кредитным договорам, возвращая банку задолженность и уплачивая проценты, факт же прекращения заемщиками исполнения своих обязательств после отзыва лицензии у банка (наряду с другими контрагентами банка) не может быть поставлен в вину ответчикам в порядке привлечения к субсидиарной ответственности, учитывая ее экстраординарный характер.
Равным образом не может безусловно свидетельствовать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и сам факт ухудшения финансового положения общества «ГДЦ», состоявшегося после приобретения банком его векселей, на чем основывает свои требования агентство, поскольку на момент приобретения векселей финансовая устойчивость векселедателя, прямо влияющая на ликвидность выпущенных им в оборот ценных бумаг, не вызывала сомнений, в том числе и у регулятора финансового рынка.
Кроме того, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Кемеровской области от 19.06.2015 по делу N А27-3718/2015 агентству отказано в иске к банку и Чагину С.Ю. о признании недействительным договора купли-продажи векселей от 04.03.2014, заявленному как по общегражданским, так и по специальным основаниям недействительности сделок, установленным Законом о банкротстве. Иск признан необоснованным по существу.
В свою очередь, вексельная задолженность и издержки по протесту векселя взысканы с общества «ГДЦ» в пользу банка по иску агентства вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Кемеровской области от 17.05.2018 по делу N А27-27721/2017.
Между тем, суд кассационной инстанции полагает, что при рассмотрении доводов агентства по эпизоду приобретения банком 13.12.2013 векселя общества «Эльдорадо сервис» у Губина Д.О. судами не учтено следующее.
В соответствии со статьями 142, 143, 815 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в редакции, действовавшей на момент покупки векселя, статей 1, 75 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 07.08.1937 N 104/1341, вексель является ордерной ценной бумагой и удостоверяет право векселедержателя требовать от лиц, обязанных по векселю, выплаты определенной денежной суммы в установленный срок. Вексель может быть выпущен только в документарной форме (статья 4 Федерального закона от 11.03.1997 N 48-ФЗ «О переводном и простом векселе»). Вексель как ценная бумага является индивидуально-определенной вещью и в этом качестве выступает объектом гражданско-правовых обязательств.
Участники гражданских правоотношений могут заключать договоры, направленные на перенесение права собственности или на предоставление иных имущественных прав на вексель-документ. В частности, такими договорами могут быть соглашения, в соответствии с условиями которых одна сторона (отчуждатель) предоставляет другой стороне (приобретателю) определенный вексель, выданный третьим лицом, перенося на приобретателя право собственности, а приобретатель обязуется уплатить за него определенную денежную сумму (цену). В таком случае к отношениям сторон применяются нормы о купле-продаже, если законом не установлены специальные правила (пункт 2 статьи 454 ГК РФ, пункт 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 33, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).
Доводы агентства о заведомой порочности векселя общества «Эльдорадо сервис» (некачественности актива) основаны на решении Октябрьского районного суда города Новороссийска от 22.02.2018 по делу N 2-8/18, которым удовлетворен иск общества «Эльдорадо сервис» о признании недействительным его векселя, проданного Губиным Д.О. банку по договору купли-продажи от 13.12.2013 (листы 145-149 тома 50).
В ходе рассмотрения указанного дела экспертным путем было установлено, что подпись на векселе от имени Фурманова В.М. выполнена не Фурмановым В.М., а иным лицом, в результате чего иск удовлетворен, вексель номиналом в 11 700 000 руб. признан недействительным.
Указанное обстоятельство при рассмотрении настоящего обособленного спора, равно как и достоверность произведенной по инициативе агентства оценки данного векселя, в результате которой установлена его стоимость в размере 0 руб., судами под сомнение не поставлены.
В связи с этим, учитывая, что Фурманов В.М. являлся единоличным исполнительным органом и участником с долей в размере 50% уставного капитала общества «Эльдорадо сервис», а также мажоритарным участником банка и председателем совета его директоров, судам следовало исходить из презумпции осведомленности банка в лице его менеджмента о заведомой порочности приобретаемого банком за 10 000 000 руб. векселя общества «Эльдорадо сервис» номиналом в 11 700 000 руб., не обладающего какой-либо реальной стоимостью.
Составление банком перед совершением сделки купли-продажи векселя кредитного досье, исходя из того, что оно составлено при участии самих ответчиков, то есть может представлять собой имитацию внешней безупречности сделки заинтересованными в этом лицами, не может оправдывать их действия по приобретению заведомо отсутствующего актива за реальные денежные средства.
Факт принятия советом директоров решения о приобретении векселя общества «Эльдорадо сервис» также не может санировать действия менеджеров банка при презумпции их осведомленности о ничтожности вексельного обязательства.
Как указано в пункте 7 Постановления N 62, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ). В то же время наряду с таким директором солидарную ответственность за причиненные этой сделкой убытки несут члены указанных коллегиальных органов (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, пункт 4 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», пункт 4 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
Аналогичные разъяснения содержатся и в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление N 53).
По утверждению агентства, в совершении сделки по приобретению банком векселя общества «Эльдорадо сервис» были задействованы четверо ответчиков, а именно, Долгова Ю.Ю. как председатель правления банка подписала договор купли-продажи векселя, входящая в состав правления банка Баранова С.С. как начальник юридического отдела дала положительное заключение о результатах рассмотрения документов для оформления вексельной сделки, члены правления банка Дементьева О.А. и Любицкая Н.Г. подписали распоряжения о принятии векселя на хранение и в залог.
В соответствии с пунктом 3 Постановления N 53 суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника. Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.
Таким образом, исходя из презумпции осведомленности менеджмента банка о пороке приобретаемого актива, судам следовало установить степень сознательного участия каждого из указанных ответчиков в совершении операции по приобретению векселя общества «Эльдорадо сервис», уровень влияния на заключение сделки и ее условия, на основании чего определиться с возможностью возложения на каждого из них ответственности за негативные последствия, причиненные банку.
Если суд придет к выводу, что спорная операция не могла привести банк к объективному банкротству, учитывая стоимость активов банка и тот факт, что отзыв лицензии не был связан с его неплатежеспособностью или недостаточностью имущества, то это, вопреки выводам судов, сделанных в обжалуемых судебных актах, также не является основанием для отказа в удовлетворении заявления агентства.
Из пункта 20 Постановления N 53, а также разъяснений, содержащихся в пункте 1, абзаце втором пункта 4, абзаце третьем пункта 17, абзаце десятом пункта 24 данного Постановления, следует, что выбор между привлечением контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по его обязательствам и взысканием с них убытков осуществляется судом в зависимости от тяжести последствий неправомерных действий (бездействия) этих лиц для должника, связанных с размером их субъективно осознаваемого выхода за допустимые пределы делового решения разумного и добросовестного менеджера.
Независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 АПК РФ самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.
Поскольку судом не ставился на обсуждение сторон вопрос о переквалификации заявленного требования с привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности на требование о возмещении убытков, то отказ в удовлетворении заявления конкурсного управляющего в данной части является преждевременным.
Относительно пропуска конкурсным управляющим срока исковой давности на обращение в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц суд округа считает необходимым отметить следующее.
Согласно пункту 1 статьи 200 ГК РФ срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами.
При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, в частности, ранее введения первой процедуры банкротства (пункт 59 Постановления N 53, определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.02.2018 N 302-ЭС14-1472(4,5,7)).
Таким образом, ошибочно связывать начало течения срока исковой давности для подачи конкурсным управляющим заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц с моментом утверждения временной администрации банка.
В связи с тем, что судами неправильно распределено бремя доказывания юридически значимых обстоятельств и не применена подлежащая применению презумпция осведомленности менеджмента банка о состоянии актива, приобретаемого у Губина Д.О. по договору купли-продажи от 13.12.2013, сделаны ошибочные выводы об освобождении менеджеров от ответственности в связи с принятием советом директоров банка решения о приобретении векселя общества «Эльдорадо сервис», не поставлен на обсуждение вопрос об иной квалификации требований агентства, не определена степень влияния ответчиков на принятие банком решения о совершении сделки по покупке векселя и определение ее условий, исходя из уровня значимости воздействия каждого из ответчиков на принятие существенных деловых решений относительно деятельности банка, в результате чего должным образом не проверены доводы агентства о неправомерном характере действий ответчиков Долговой Ю.Ю., Барановой С.С., Дементьевой О.А. и Любицкой Н.Г., судебные акты подлежат частичной отмене, а обособленный спор в отмененной части направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции на основании пункта 3 части 1 статьи 287 АПК РФ.
При новом рассмотрении спора суду первой инстанции следует устранить отмеченные нарушения в соответствии с частью 2.1 статьи 289 АПК РФ, определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, правильно распределить бремя их доказывания, установить вину каждого из менеджеров, правильно квалифицировать заявленные конкурсным управляющим требования, вернуться к рассмотрению заявления о применении исковой давности с учетом должной квалификации требований и разъяснений, содержащихся в Постановлениях N 53 и 62, дать должную оценку доводам и возражениям сторон, после чего принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт.
Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 288, 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Кемеровской области от 02.04.2019 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2019 по делу N А27-18479/2016 отменить в части отказа в привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника Долговой Юлии Юрьевны, Дементьевой Ольги Алексеевны, Любицкой Натальи Геннадьевны, Барановой Светланы Сергеевны.
В отмененной части направить обособленный спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кемеровской области.
В остальной части судебные акты оставить без изменения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 АПК РФ.

Председательствующий
К.И.ЗАБОЕВ

Судьи
М.Ю.БЕДЕРИНА
О.В.КАДНИКОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО