Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 17.12.2020 № А27-11350/2020

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 17 декабря 2020 г. по делу N А27-11350/2020

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
судьи Буровой А.А.
рассмотрел кассационную жалобу государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Ленинске-Кузнецком Кемеровской области — Кузбасс (межрайонное) на решение от 03.08.2020 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Гисич С.В.) и постановление от 21.10.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судья Дубинина Т.Н.) по делу N А27-11350/2020, рассмотренному в порядке упрощенного производства, по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Кузбассмясопром» (652383, Кемеровская область — Кузбасс, поселок Плотниково, километр а/д Кемерово, Промышленная 48, строение 1, ОГРН 1144205006648, ИНН 4205286407) к государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Ленинске-Кузнецком Кемеровской области — Кузбасс (межрайонное) (652515, Кемеровская область — Кузбасс, г. Ленинск-Кузнецкий, ул. Пушкина, 21А, ОГРН 1154212000436, ИНН 4212037779) о признании незаконным решения.
Другие лица, участвующие в деле: Балобанов Владимир Михайлович.
Суд

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Кузбассмясопром» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), к государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Ленинске-Кузнецком Кемеровской области (межрайонное) (далее — пенсионный фонд) о признании недействительным решения от 18.03.2020 N 052S19200002291 о привлечении страхователя к ответственности за совершение правонарушения в сфере законодательства Российской Федерации об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования.
Дело в соответствии с главой 29 АПК РФ рассмотрено в порядке упрощенного производства.
Решением от 03.08.2020 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 21.10.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленное требование удовлетворено.
В кассационной жалобе пенсионный фонд, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленного требования.
Согласно части 2 статьи 288.2 АПК РФ кассационные жалобы на решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без вызова сторон.
Проверив в соответствии со статьями 284, 286, 288.2 АПК РФ законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Как следует из материалов дела, пенсионным фондом проведена проверка в отношении заявителя, по результатам которой составлен акт от 11.02.2020 N 052S18200001685 и принято решение от 18.03.2020 N 052S19200002291 о привлечении страхователя к ответственности по статье 17 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации» (далее — Закон N 27-ФЗ) в виде штрафа в размере 2 000 руб.
Не согласившись с решением пенсионного фонда, заявитель оспорил его в судебном порядке.
Основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод пенсионного фонда о непредставлении страхователем в установленный срок сведений, предусмотренных пунктом 2.2 статьи 11 Закона N 27-ФЗ, за март 2019 года в отношении 4 застрахованных лиц.
Удовлетворяя заявленное требование, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями Закона N 27-ФЗ, постановлением Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 01.02.2016 N 83п, Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минтруда России от 21.12.2016 N 766н (далее — Инструкция N 766н), пришли к выводу об отсутствии у пенсионного фонда оснований для применения в отношении страхователя санкций, предусмотренных частью 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ.
Суды обеих инстанций, исследовав имеющиеся в деле доказательства и дав им в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащую правовую оценку, удовлетворяя требование заявителя, приняли законные и обоснованные судебные акты. Кассационная инстанция поддерживает выводы судов, в связи с чем отклоняет доводы кассационной жалобы, при этом исходит из следующего.
Согласно пункту 2.2 статьи 11 Закона N 27-ФЗ страхователь ежемесячно не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом — месяцем, представляет о каждом работающем у него застрахованном лице (включая лиц, заключивших договоры гражданско-правового характера, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, договоры авторского заказа, договоры об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательские лицензионные договоры, лицензионные договоры о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства, в том числе договоры о передаче полномочий по управлению правами, заключенные с организацией по управлению правами на коллективной основе) следующие сведения: страховой номер индивидуального лицевого счета; фамилию, имя и отчество; идентификационный номер налогоплательщика (при наличии у страхователя данных об идентификационном номере налогоплательщика застрахованного лица).
В соответствии со статьей 17 Закона N 27-ФЗ за непредставление страхователем в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений, предусмотренных пунктами 2 — 2.2 статьи 11 названного Федерального закона, к такому страхователю применяются финансовые санкции в размере 500 рублей в отношении каждого застрахованного лица.
При этом в силу статьи 15 Закона N 27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации.
Согласно пункту 39 Инструкции N 766н (в редакции, действовавшей в спорный период) страхователь вправе при выявлении ошибки в ранее представленных и принятых территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации индивидуальных сведениях в отношении застрахованного лица до момента обнаружения ошибки территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации самостоятельно представить в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации уточненные (исправленные) сведения о данном застрахованном лице за отчетный период, в котором эти сведения уточняются, и финансовые санкции к такому страхователю не применяются.
Как указано в пункте 38 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018, формальный подход к вопросу привлечения плательщика страховых взносов к ответственности за совершение правонарушения и наложения на него штрафа является недопустимым. Любая санкция должна применяться с учетом ряда принципов: виновности и противоправности деяния, соразмерности наказания, презумпции невиновности.
Самостоятельно выявив ошибку до ее обнаружения пенсионным фондом, страхователь реализует свое право на уточнение (исправление) представленных сведений за указанный период, откорректировав их путем представления в пенсионный фонд дополнительных сведений за этот период, что допускает не применять к нему финансовые санкции, предусмотренные статьей 17 Закона N 27-ФЗ.
Такой правоприменительный подход позволяет стимулировать заинтересованность страхователей в самостоятельном и своевременном устранении допущенных ошибок, более оперативной обработке сведений индивидуального (персонифицированного) учета органами пенсионного фонда, что в конечном итоге способствует соблюдению прав и интересов застрахованных лиц.
Аналогичная правовая позиция изложена в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2018 N 303-КГ18-99 и от 05.09.2018 N 303-КГ18-5702.
Судами установлено, что заявитель 17.04.2019 представил в пенсионный фонд сведения по форме СЗВ-М (исходная) за март 2019 года.
03.02.2020 страхователем в пенсионный фонд направлены сведения по форме СЗВ-М с типом «дополняющая» на 4 застрахованных лиц.
Ошибки в части неуказания в представленных сведениях четырех застрахованных лиц выявлены, исправлены и дополняющая форма представлена страхователем самостоятельно.
Данное обстоятельство пенсионным фондом по существу не оспорено и документально не опровергнуто.
Принимая во внимание, что общество реализовало свое право на уточнение (исправление) представленных сведений о застрахованных работниках в соответствии с положениями статьи 15 Закона N 27-ФЗ и пункта 39 Инструкции N 766н посредством направления в пенсионный фонд дополняющих форм СЗВ-М, содержащих откорректированные обществом сведения, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для привлечения заявителя к ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 17 N 27-ФЗ, и правомерно удовлетворили заявленное требование.
Суд кассационной инстанции считает, что суды первой и апелляционной инстанций правильно установили обстоятельства дела, всесторонне, полно и объективно исследовали все документы и дали им надлежащую правовую оценку.
Иное толкование пенсионным фондом положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права.
Доводов и доказательств, которые не были исследованы судами первой и апелляционной инстанций и которые свидетельствовали бы о незаконности обжалуемых судебных актов, в кассационной жалобе не приведено.
Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения и постановления арбитражного суда, судом кассационной инстанции не установлено.
Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 частью 1 статьи 287, статьями 288.2, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 03.08.2020 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 21.10.2020 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-11350/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и не подлежит обжалованию в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в силу части 3 статьи 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судья
А.А.БУРОВА

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО