Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Суда по интеллектуальным правам от 02.09.2020 № С01-995/2020

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 2 сентября 2020 г. по делу N А08-4218/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 2 сентября 2020 года.
Полный текст постановления изготовлен 2 сентября 2020 года.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующий Снегура А.А.,
судей Булгакова Д.А., Мындря Д.И.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Булыгиной Н.А.
рассмотрел в открытом судебном заседании, проводимом с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Белгородской области (судья Воловикова М.А., при ведении протокола отдельного процессуального действия секретарем судебного заседания Багдасаряном Т.С.), кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Матюхина Геннадия Петровича (п. Маслова Пристань, Белгородская обл.) на постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2020 по делу N А08-4218/2019
по исковому заявлению иностранного лица Robert Bosch GmbH (Robert-Bosch-Platz, 1, Gerlingen, 70839, Germany)
к индивидуальному предпринимателю Матюхину Геннадию Петровичу
о защите исключительного права на товарный знак.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего
самостоятельных требований относительно предмета спора, Малеева Марина Николаевна (с. Пушкарное, Белгородская обл.).
В судебном заседании приняли участие представители:
от иностранного лица Robert Bosch GmbH — Борисов Д.М. (по доверенностям от 16.09.2019, от 04.12.2019, от 06.12.2019 в порядке передоверия);
от индивидуального предпринимателя Матюхина Геннадия Петровича — Линник А.Л. (доверенности от 27.08.2019 N 7).
Суд по интеллектуальным правам

установил:

иностранное лицо Robert Bosch GmbH (далее — компания) обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Матюхину Геннадию Петровичу (далее — предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак «» по свидетельству Российской Федерации N 39873 в размере 50 000 рублей и понесенных судебных расходов.
В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Малеева Марина Николаевна.
Решением Арбитражного суда Белгородской области от 12.12.2020 в удовлетворении исковых требований отказано, с компании в пользу предпринимателя взыскано 25 000 рублей в счет возмещения судебных расходов.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2020 решение Арбитражного суда Белгородской области отменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права, на нарушение им норм процессуального права, на несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе, либо изменить судебные акты и принять по делу новый судебный акт, снизив размер взысканной компенсации до 5000 рублей и перераспределив судебные расходы.
В обоснование кассационной жалобы предприниматель указывает на нарушение судом апелляционной инстанции норм статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку, несмотря на рассмотрение дела по тем же доказательствам, которые были представлены сторонами в суде первой инстанции и подтверждали введение предпринимателем спорного товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации с согласия правообладателя (компании), суд апелляционной инстанции фактически переоценил их и необоснованно установил факт продажи предпринимателем контрафактного товара.
По мнению предпринимателя, имеющиеся в материалах дела доказательства в достаточной степени подтверждают, что спорный товар, приобщенный компанией в качестве вещественного доказательства, был приобретен у официального представителя компании в Российской Федерации Малеевой М.Н., которая, в свою очередь, продала ему товар для дальнейшей реализации.
Кроме того, предприниматель ставит под сомнение обоснованность и разумность определенного судом апелляционной инстанции размера компенсации, отмечая, что в рассматриваемом случае имеются основания для снижения заявленной компанией компенсации в соответствии с разъяснениями, данными Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 13.12.2016 N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» (далее — Постановление N 28-П).
В представленном отзыве на кассационную жалобу компания, ссылаясь на необоснованность изложенных в кассационной жалобе доводов, просит оставить ее без удовлетворения.
В судебном заседании, состоявшемся 02.09.2020, представитель предпринимателя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.
Представитель компании возражал против удовлетворения кассационной жалобы.
Малеева М.Н., надлежащим образом извещенная о времени и месте судебного разбирательства, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась, своего представителя не направила, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в ее отсутствие.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 «О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.
Законность обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, компания является правообладателем товарного знака «» по свидетельству Российской Федерации N 39873, зарегистрированного 28.05.1970 с приоритетом от 04.08.1969 по заявке N 54301 в отношении товаров 7, 9, 11, 12-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.
Компании стало известно о предложении предпринимателем 05.03.2019 к продаже и реализации товара (одной упаковки из пяти пильных полотен для электролобзика), маркируемого обозначением, сходным до степени смешения с вышеупомянутым товарным знаком, в торговой точке — магазине «Гранд», расположенном по адресу: ул. 1 Мая, п. Маслова Пристань, Белгородская область.
Факт продажи указанного товара подтверждается приобщенными к материалам дела доказательствами: кассовым чеком от 05.03.2019 на сумму 200 рублей, товарным чеком от 05.03.2019 N 2, содержащим печать предпринимателя с указанием номера налогоплательщика, его фамилии и инициалов (т. 1 л.д. 18); диском, содержащим видеозапись процесса приобретения товара.
Компания, ссылаясь на отсутствие у предпринимателя разрешения на использование принадлежащего ей товарного знака, а также на то, что его действия по предложению к продаже и реализации товара нарушают исключительное право на этот товарный знак, направила в адрес предпринимателя претензию с требованием о выплате компенсации в размере 50 000 рублей.
Поскольку предприниматель добровольно не удовлетворил изложенное в претензии требование, компания обратилась в Арбитражный суд Белгородской области с настоящим исковым заявлением.
При рассмотрении дела по существу суд первой инстанции установил наличие у компании исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 39873, а также то, что проданный предпринимателем товар не является контрафактным, и, установив, что спорный товар был введен в гражданский оборот на территории Российской Федерации с согласия правообладателя и доказательств обратного истцом не представлено, отказал в удовлетворении исковых требований.
При этом, проанализировав обстоятельства введения спорного товара в гражданский оборот, суд первой инстанции указал на то, что он был приобретен по составленной между обществом с ограниченной ответственностью «Роберт Бош» (далее — общество «Роберт Бош») и обществом с ограниченной ответственностью «Болоптинструмент» товарной накладной от 18.06.2017 N 250002367, и в дальнейшем был передан Малеевой М.Н., а затем индивидуальному предпринимателю Матюхину Г.П. по договору поставки от 01.01.2018 (счет-фактура от 19.04.2018 N 267) и расходной накладной от 19.02.2019 N 238 соответственно.
Отказ в удовлетворении исковых требований послужил основанием для рассмотрения его заявления о взыскании судебных расходов и разрешения данного вопроса в пользу предпринимателя, а именно с компании были взысканы судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, в размере 25 000 рублей.
В свою очередь, суд апелляционной инстанции, оценив товарную накладную от 18.06.2017 N 250002367, установил, что код проданного обществу «Болоптинструмент» товара и представленного компанией оригинального товара не совпадает с кодом, указанным на упаковке приобретенного у предпринимателя товара.
Принимая во внимание отличия упаковок представленного компанией и проданного предпринимателем товаров, а также то, что счет-фактура от 19.04.2018 N 267 и расходная накладная от 19.02.2019 N 238 однозначно не подтверждают продажу обществом «Роберт Бош» именно спорного товара Малевой М.Н., а затем и индивидуальному предпринимателю Матюхину Г.П., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии в действиях ответчика нарушения исключительного права компании на принадлежащий ей товарный знак путем введения в оборот контрафактного товара.
Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение присутствующих в судебном заседании представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов апелляционного суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.
Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.
Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).
Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.
Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.
При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 названной статьи).
В силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.
Запрет на использование в гражданском обороте обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, действует во всех случаях, за исключением предоставления правообладателем соответствующего разрешения любым способом, не запрещенным законом и не противоречащим существу исключительного права на товарный знак.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.
Согласно пункту 4 этой же статьи правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
Как отмечено в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 10), в силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель в случаях, предусмотренных ГК РФ, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.
Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.
Вместе с тем согласно статье 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.
Принцип исчерпания права означает, что правообладатель не может препятствовать использованию знака применительно к тем товарам, которые введены в гражданский оборот им самим, либо с его согласия, то есть он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на товарный рынок.
Исходя из положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, изложенных в пунктах 57, 59 — 62, 154, 162 Постановления N 10, бремя доказывания должно быть распределено следующим образом: компания должна доказать наличие у нее исключительного права на спорный товарный знак и нарушение данного права предпринимателем путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения,мв отношении товаров (услуг), для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров (услуг), одним из способов, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ. В свою очередь, предприниматель должен опровергнуть эти обстоятельства либо представить доказательства соблюдения требований гражданского законодательства при размещении товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения на упаковке спорного товара.
При этом в рамках настоящего спора обязанность доказывания факта законного введения в гражданский оборот спорного товара с согласия правообладателя товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 39873 возложена на предпринимателя как на лицо, предположительно нарушившее исключительное право на упомянутый товарный знак и заявляющее об исчерпании исключительного права.
В соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.
Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции исходил из следующего:
согласно товарной накладной от 18.06.2017 N 250002367 общество «Роберт Бош» передало обществу «Белоптинструмент» продукцию, в том числе 5 лобзиковых пилок Т318А HSS с артикулом 2608631319 и кодом 3165140007375 в количестве 796 штук и 5 лобзиковых пилок Т318В HSS с артикулом 2608631404 и кодом 3165140007382 в количестве 796 штук;
по счет-фактуре от 19.04.2018 N 267 общество «Белоптинструмент» передало Малеевой М.Н. лобзиковые пилки Т318В HSS с кодом 0М00000388 в количестве 3000 штук;
в соответствии с расходной накладной от 19.02.2019 N 238 предприниматель приобрел 2 упаковки пилок для лобзика «BOSCH» Т318В (в количестве 5 штук);
кодом проданного обществу «Белоптинструмент» товара и оригинального товара, представленного компания, является 3165140007382, в то время как на обратной стороне упаковки приобретенного у предпринимателя товара проставлен код 3165140007399;
на упаковке реализованного предпринимателем товара в левом верхнем углу отсутствует деталь, помещенная в круг; в правом верхнем углу упаковки контрафактного товара буквы HSS красного цвета, в левом нижнем углу упаковки контрафактного товара расположены цифры 2 608 631 319-720, на обратной стороне упаковки отсутствуют сведения об изготовителе и импортере;
на упаковке представленного компанией оригинального товара в левом верхнем углу расположена деталь, помещенная в круг, которая также является товарным знаком по свидетельству РФ N 39872; в правом верхнем углу упаковки оригинального товара буквы HSS нанесены черным цветом; в левом нижнем углу упаковки оригинального товара расположен артикульный номер 2 608 631 404-720; на обратной стороне упаковки указаны сведения об изготовителе, стране производства, импортере.
Указанные выводы суда апелляционной инстанции Суд по интеллектуальным правам находит соответствующими установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.
Суд апелляционной инстанции, полно и всесторонне исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, пришел в соответствии с вышеприведенными нормами права к обоснованному выводу о том, что представленные накладные и счет-фактура не свидетельствуют о продаже обществом «Роберт Бош» Малеевой М.Н. именно спорного товара, который был приобретен в дальнейшем у предпринимателя в ходе контрольной закупки.
Таким образом, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, судом апелляционной инстанции дана надлежащая, соответствующая применимым правовым нормам оценка имеющимся в деле доказательствам о контрафактности реализованного предпринимателем товара по смыслу части 1 статьи 1515 ГК РФ.
Нарушений требований процессуального законодательства при оценке судом апелляционной инстанции доказательств по делу суд кассационной инстанции не усматривает.
Кроме того, судебная коллегия отмечает, что доказательств, свидетельствующих о наличии разрешения правообладателя спорного товарного знака на использование предпринимателем либо иным лицом, которое ввело спорный товар в гражданский оборот на территории Российской Федерации, исключительного права на этом товарный знак, в материалах дела не имеется.
Приведенный в кассационной жалобе довод о том, что спорный товар был приобретен на законных основаниях у Малеевой М.Н., в связи с чем заявитель кассационной жалобы вправе был его предлагать к продаже с целью реализации, подлежит отклонению, поскольку доказательств наличия у Малеевой М.Н. права использования товарного знака истца в материалы дела не представлено.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно не применил положения статьи 1487 ГК РФ, в связи с чем довод заявителя кассационной жалобы о необходимости применения указанной нормы отклоняется судом кассационной инстанции.
В отношении содержащегося в кассационной жалобе довода о несоразмерности определенной судом апелляционной инстанции компенсации последствиям допущенного нарушения Суд по интеллектуальным правам указывает следующее.
Из искового заявления усматривается, что компенсация рассчитана компанией на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения), размер компенсации обоснован известностью и репутацией деятельности компании и ее товаров, а также наличием вины предпринимателя в совершения нарушения.
Как разъяснено в пункте 62 Постановления N 10, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных ГК РФ (абзац второй пункта 3 статьи 1252 ГК РФ).
По требованиям о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.
Суд определяет размер подлежащей взысканию компенсации и принимает решение, учитывая, что истец представляет доказательства, обосновывающие размер компенсации, а ответчик вправе оспорить как факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации.
Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.
Вместе с тем, вопреки доводу заявителя кассационной жалобы о необоснованности вывода апелляционного суда в части размера присужденной компенсации, суд апелляционной инстанции, определяя размер компенсации в 50 000 рублей, исходил из характера нарушения, степени вины ответчика, а также принял во внимание принципы разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Суд апелляционной инстанции также указал, что предпринимателем не представлено надлежащих доказательств того, что размер компенсации многократно превышает размер причиненных убытков, не представлено доказательств того, что нарушение не носит грубый характер, а также, что он предпринимал попытки проверки партии товара на предмет нарушения исключительных прав третьих лиц, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения ходатайства о снижении размера компенсации в соответствии с Постановлением N 28-П.
Суд по интеллектуальным правам признает данные выводы суда апелляционной инстанции законными и обоснованными, так как данные Конституционным Судом Российской Федерации разъяснения в части возможности снижения размера заявленной истцом компенсации применяются только при множественности нарушений и в случае, если ответчиком заявлено о необходимости применения соответствующего порядка снижения компенсации.
При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.
С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.
Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.
Указанная правовая позиция относится и к постановлению суда апелляционной инстанции.
Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.
Таким образом, обжалуемое постановление является законным и отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.
Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2020 по делу N А08-4218/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Матюхина Геннадия Петровича — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья
А.А.СНЕГУР

Судья
Д.А.БУЛГАКОВ

Судья
Д.И.МЫНДРЯ
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО