Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ПРИГОВОР Волгоградского областного суда от 19.04.2018 № 2-1/2018(2-15/2017;)

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

N 2-1/2018 г.

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

19 апреля 2018 г. г. Волгоград
Волгоградский областной суд в составе председательствующего — судьи Каржова Д.А., при ведении протокола судебного заседания секретарями: С.Ю., Ж., Я., К.А.Б.,
с участием государственных обвинителей: прокуроров отдела государственных обвинителей прокуратуры Волгоградской области Брусса В.А., К.А.В.,
подсудимого А.Д.ВА. и егозащитника — адвоката ДубининаА.П., представившего удостоверение N 244 от 09 января 2003 г. и ордер N 065207 от 16 января 2017 г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:
А.Д.ВА., <…….>
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 305, ч. 1 ст. 292 УК РФ,

установил:

А.Д.ВА., работая в соответствии с постановлением Волгоградской областной Думы «О назначении кандидатур на должность мирового судьи Волгоградской области» от ДД.ММ.ГГГГ N <…> мировым судьей судебного участка N <…> с трехлетним сроком полномочий и являясь должностным лицом — судьей общей юрисдикции Волгоградской области, вынес заведомо неправосудный приговор от 18 августа 2014 г. и совершил служебный подлог при следующих обстоятельствах.
04 июля 2014 г. мировому судье судебного участка N <…> А.Д.ВА. поступило для рассмотрения по существу уголовное дело по обвинению С.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ.
01 августа 2014 г. А.Д.ВА. после выхода из очередного ежегодного отпуска принял указанное уголовное дело к своему производству.
15 августа 2014 г. из-за неявки в судебное заседание подсудимого С.А.В. рассмотрение уголовного дела А.Д.ВА. отложил на 09 часов 18 августа 2014 г.
В указанный день в 09 часов 58 минут С.А.В. прибыл на судебный участок мирового судьи N <…>, расположенный по адресу: <адрес>, к А.Д.ВБ., у которого возник умысел, направленный на вынесение заведомо неправосудного приговора в отношении С.А.В.
Реализуя задуманное, А.Д.ВА. без проведения судебного заседания по уголовному делу объявил С.А.В., что признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 6000 рублей.
В этот же день А.Д.ВА. находясь в помещении указанного судебного участка, понимая, что участие в судебном процессе подсудимого, его защитника и государственного обвинителя является обязательным, используя предоставленные ему полномочия, вопреки интересам осуществления правосудия, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, действуя с целью придания вида эффективности своей деятельности, в том числе связанной со своевременным рассмотрением находящихся в производстве дел, умышленно проигнорировал и нарушил требования ст. 16, 51, 244, 245, 246, 247, 248, 297 УПК РФ, и вынес (изготовил и подписал) заведомо неправосудный приговор от 18 августа 2014 г. о признании С.А.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, назначив ему наказание в виде штрафа в размере 6 000 рублей с рассрочкой его выплаты ежемесячно не менее 3000 рублей на срок 2 месяца.
При этом А.Д.ВА. внес в данный приговор не соответствующие действительности сведения о проведении 18 августа 2014 г. открытого судебного заседания с участием государственного обвинителя К.Ю.А., подсудимого С.А.В., защитника С.И.И., секретаря судебного заседания П.С.О., которые фактически в заседании участия не принимали.
С 18 по 20 августа 2014 г. А.Д.ВА., осознавая, что за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей и нарушение норм уголовно-процессуального закона он может быть привлечен к дисциплинарной и уголовной ответственности, желая избежать данных негативных последствий, то есть из личной заинтересованности, находясь в помещении указанного судебного участка, дал указание секретарю судебного заседания П.С.О., в отношении которой отказано в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, изготовить протокол судебного заседания, в который внести заведомо ложные сведения о проведении им 18 августа 2014 г. с 09 часов по 09 часов 30 минут судебного заседания по уголовному делу в отношении С.А.В. с участием сторон уголовного судопроизводства.
П.С.О. в указанный период в помещении судебного участка N <…>, выполняя указание А.Д.ВВ., изготовила протокол судебного заседания, в который внесла заведомо ложные сведения о проведении 18 августа 2014 г. судебного заседания с участием подсудимого С.А.В., защитника — адвоката С.И.И., государственного обвинителя — помощника прокурора Дзержинского района г. Волгограда К.А.А. и секретаря судебного заседания П.С.О.
Указанный протокол судебного заседания, являющийся официальным документом, А.Д.ВА. с 18 по 20 августа 2014 г. в помещении судебного участка N <…> подписал и приобщил к материалам уголовного дела в отношении С.А.В.
Апелляционным постановлением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 1 июня 2015 г. приговор мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА. от 18 августа 2014 г. в отношении С.А.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, отменен ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.
11 июня 2015 г. при новом рассмотрении указанного дела исполняющим обязанности мирового судьи судебного участка N 80 Волгоградской области уголовное дело по обвинению С.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, прекращено вследствие акта об амнистии, данное решение вступило в законную силу.
Подсудимый А.Д.ВА. вину по предъявленному обвинению не признал, возражал против прекращения уголовного преследования по ч. 1 ст. 292 УК РФ по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 27 УПК РФ.
По существу предъявленного обвинения показал, что ранее состоял в должности мирового судьи судебного участка N <…>. Примерно в середине августа 2014 г. он возвратился из отпуска и узнал, что на судебный участок в его отсутствие поступило уголовное дело по обвинению С.А.В. по ст. 319 УК РФ, рассмотрение по которому другой судья перенес в связи с неявкой обвиняемого на 15 августа 2014 г., но в этот день подсудимый также не явился, в связи с чем он слушание дела отложил на 9 часов 18 августа 2014 г.
Однако в этот день С.А.В. явился позже, в связи с чем судебное разбирательство по его делу началось примерно в 12 часов. Для рассмотрения данного уголовного дела секретарь П.С.О. пригласила адвоката С.И.И., а он (А.Д.ВА.) для поддержания государственного обвинения, увидев в здании суда, пригласил помощника прокурора района (К.Ю.А. либо К.А.Н.).
С участием указанных лиц он примерно в течение 15 минут рассмотрел в особом порядке данное уголовное дело, по результатам вынес в отношении С.А.В. обвинительный приговор, который огласил в отсутствие государственного обвинителя.
По этому уголовному делу секретарь П.С.О. изготовила протокол судебного заседания, который он подписал. Указания на внесение в него недостоверных сведений он ей не давал.
Из-за технической ошибки в протоколе судебного заседания и в приговоре указаны разные государственные обвинители (соответственно К.А.Н. и К.Ю.А.). Вместе с тем он уверен, что именно одна из этих сотрудниц прокуратуры района участвовала 18 августа 2014 г. в судебном заседании по делу в отношении С.А.В. Время проведения судебного заседания, указанное в протоколе, не соответствует действительности и является опиской.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ в суде оглашены показания А.Д.ВА., данные в качестве подозреваемого и обвиняемого, согласно которым в ходе предварительного следствия он утверждал о проведении судебного разбирательства 18 августа 2014 г. с участием сторон и С.А.В., но не помнил, кто именно участвовал в качестве государственного обвинителя (т. 2, л.д. 180-184, т. 3, л.д. 11-17, 113-115, 218-221, 242-246).
Приведенные показания А.Д.ВА. об отсутствии события инкриминируемых ему преступлений, суд признает недостоверными, поскольку они противоречат собранным по делу доказательствам, которые полностью подтверждают его виновность в совершении указанных преступлений.
Так, вина подсудимого А.Д.ВА. в вынесении заведомо неправосудного приговора и совершении служебного подлога подтверждается следующими доказательствами.
Об исполнении А.Д.ВА. обязанностей судьи свидетельствует копия постановления Волгоградской областной Думы от ДД.ММ.ГГГГ N <…> о том, что подсудимый назначен на должность мирового судьи судебного участка N <…> на трехлетний срок полномочий (т. 1, л.д. 90-91).
Полномочия мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА. прекращены 01 января 2015 г. в связи с его выходом в отставку, а 28 августа 2015 г. данная отставка прекращена из-за выявленных нарушений, допущенных им при исполнении полномочий судьи, являющихся основанием для наложения дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи (т. 1, л.д. 92-93, 97-101).
Показаниями свидетеля С.А.В.,даннымив судебном заседании, а также на предварительном следствии и оглашенными в суде, которые он подтвердил (т. 3, л.д. 50-52, 225-226),о том, что в июне 2014 г. направлено в суд уголовное дело о привлечении его к уголовной ответственности за оскорбление полицейского. Примерно в середине августа 2014 г. ему позвонила незнакомая женщина и пояснила, что необходимо к 10 часам следующего дня прийти к мировому судье судебного участка N <…> для рассмотрения его уголовного дела. Однако в назначенный день он в суд не пришел. 18 августа 2014 г. примерно в 10 часов он вместе со своим знакомым — К.А.И. с целью выяснить судьбу уголовного дела пришел к зданию, где расположены судебные участки мировых судей Дзержинского района г. Волгограда. При входе в здание пристав записал его данные в журнал. Он зашел в кабинет судебного участка N <…>, в котором находилась секретарь. Она сказала ему пройти к судье А.Д.ВА., который сидел в соседней комнате. А.Д.ВА., находясь с ним наедине, пояснил, что в уголовном деле имеются доказательства его вины. Судья, спросив его о размере заработной платы, сказал, что назначит ему штраф в размере 6000 рублей. Затем А.Д.ВА. позвал к себе в кабинет своего секретаря и попросил ее выдать лист с реквизитами оплаты штрафа, что она и сделала. После этого он ушел из суда и о произошедшем рассказал К.А.И. Штраф он в дальнейшем оплатил. Повесткой 18 августа 2014 г. он в суд не вызывался, судебное заседание с его участием не проводилось. В последующем уголовное дело в отношении него пересмотрели, и его освободили от уголовной ответственности в связи с амнистией.
Показаниями свидетеля К.А.И.,данными в судебном заседании, а также на предварительном следствии и оглашенными в суде, которые он подтвердил (т. 4, л.д. 27-28),о том, что летом 2014 г. С.А.В. рассказал ему о возбужденном в отношении него уголовном деле по факту оскорбления полицейского. 18 августа 2014 г. утром они созвонились, и он согласился сходить с ним в суд, чтобы выяснить судьбу данного дела. Примерно в 10 часов С.А.В. зашел в здание суда, а когда вернулся, рассказал, что судья, находясь с ним наедине в своем рабочем кабинете, без какого-либо разбирательства по его делу выписал ему штраф. После чего секретарь выдала ему квитанцию для оплаты этого штрафа. С.А.В. также пояснил, что ни его адвокат, ни прокурор не участвовали в принятии судьей решения по делу.
Согласно показаниям П.С.О.,данными в судебном заседании, а также на предварительном следствии и оглашенными в суде, которые она подтвердила (т. 2, л.д. 125-128, т. 3, л.д. 37-39), она работала с 9 июля 2014 г. по 3 сентября 2015 г. секретарем судебного заседания судебного участка N <…>.
15 августа 2014 г. было назначено к слушанию под председательствованием мирового судьи А.Д.ВА. уголовное дело по обвинению С.А.В. по ст. 319 УК РФ. В указанное время явились государственный обвинитель (кто-то из сотрудников прокуратуры Дзержинского района) и адвокат С.И.И., но поскольку подсудимый не пришел, судебное разбирательство отложили на 18 августа 2014 г.
Утром указанного дня явился С.А.В., зашел в кабинет к А.Д.ВА. и о чем-то разговаривал с ним наедине. Через некоторое время ее к себе в кабинет вызвал А.Д.ВА. и распорядился выдать С.А.В. реквизиты для оплаты им наказания в виде штрафа в сумме 6000 рублей, что она и сделала. В дальнейшем с 18 по 20 августа 2014 г. А.Д.ВА. сказал ей, что нужно изготовить протокол судебного заседания о рассмотрении 18 августа 2014 г. дела в отношении С.А.В. Она изготовила данный протокол, вписав в него государственного обвинителя К.А.А. и адвоката С.И.И., которые участвовали в судебном заседании 15 августа 2014 г., а также С.А.В. Указанные в этом протоколе обстоятельства судебного разбирательства не соответствует действительности, поскольку судебное разбирательство 18 августа 2014 г. не проводилось.
В судебном заседании свидетель К.А.А. пояснила, что является помощником прокурора Дзержинского района г. Волгограда. 18 августа 2014 г. она не участвовала в судебном разбирательстве по уголовному делу в отношении С.А.В., а также по иным делам, поскольку находилась в ежегодном очередном отпуске. Как сотруднику районной прокуратуры ей известно, что А.Д.ВА. вынесен обвинительный приговор в отношении С.А.В., где государственным обвинителем указана К.Ю.А. Однако последняя ей поясняла, что в разбирательстве по данному уголовному делу не участвовала. После выхода из отпуска и изучения материалов указанного дела она на протокол судебного заседания от 18 августа 2014 г. подала соответствующие замечания. В дальнейшем, в том числе из-за несоответствия данного протокола действительности, указанный приговор, вынесенный А.Д.ВГ., апелляционная инстанция отменила, и дело направила на новое рассмотрение.
Данные показания свидетеля К.А.А. объективно подтверждаются справкой отдела кадров прокуратуры Волгоградской области о том, что18 августа 2014 г. она находилась в ежегодном оплачиваемом отпуске (т. 3, л.д. 6).
Свидетель К.Ю.А. в суде пояснила, что работает помощником прокурора Дзержинского района г. Волгограда. В приговоре по уголовному делу в отношении С.А.В. судья А.Д.ВА. указал ее в качестве государственного обвинителя. Однако в судебном заседании она не участвовала, о чем при получении этого приговора сообщила прокурору района. В протоколе судебного заседания от 18 августа 2014 г. указано на участие государственного обвинителя К.А.А., однако в этот день последняя находилась в ежегодном отпуске. В прокуратуре района проведена соответствующая служебная проверка и установлено, что судебное извещение по данному уголовному делу не поступало, никто из сотрудников участие в судебном разбирательстве по существу по данному делу не принимал. 18 августа 2014 г. с 9 часов она участвовала в судебных заседаниях у судьи районного суда Л.И.Н.
Показания свидетеля К.Ю.А. объективно подтверждаются информацией из Дзержинского районного суда г. Волгограда, а также копиями протоколов судебных заседаний о том, что она 18 августа 2014 г. принимала участие в судебных заседаниях Дзержинского районного суда г. Волгограда: с 9 часов 00 минут по 9 часов 14 минут по делу А.И.В. с 10 часов 00 минут по 10 часов 05 минут по делу Н.П.С., с 11 часов 00 минут по 14 часов 27 минут по делу К.А.С. (т. 3, л.д. 250, т. 2, л.д. 59, 60, 61-82).
Допрошенный в судебном заседании свидетель А.А.Н. пояснил, что ранее работал заместителем прокурора Дзержинского района г. Волгограда. Примерно в августе 2014 г. в прокуратуру поступил обвинительный приговор, вынесенный судьей А.Д.ВА. в отношении С.А.В. по ст. 319 УК РФ. Государственным обвинителем была указана К.Ю.А., которая ему сообщила, что не принимала участие в рассмотрении этого дела. Проведя служебное разбирательство, он установил, что судебное извещение о дате и времени разбирательства в прокуратуру не поступало и указанное уголовное дело рассмотрено без участия прокурора, в связи с чем на протокол судебного заседания К.А.А. принесла замечания. В дальнейшем приговор из-за указанного нарушения уголовно-процессуального законодательства отменили, и дело направили на новое рассмотрение.
Свидетели Б.И.С., К.А.А., М.И.А., Т.А.Р., Ф.А.А., А.М.С. в суде, а на предварительном следствии Б.Ю.Ю. (т. 3, л.д. 70-72) и К.В.С. (т. 3, л.д. 25-27) пояснили, что в августе 2014 г. являлись сотрудниками прокуратуры Дзержинского района г. Волгограда. В рассмотрении в указанный период уголовного дела по обвинению С.А.В. под председательствованием мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА. никто из них не участвовал.
Согласно показаниям свидетеляС.И.В. в судебном заседании, а также даннымина предварительном следствии и оглашенными в суде, которые она подтвердила (т. 3, л.д. 76-128, т. 3, л.д. 37-39), она работала ранее в должности старшего инспектора-делопроизводителя прокуратуры Дзержинского района г. Волгограда. По поручению прокурора она проводила проверку о поступлении судебного извещения на 14 августа 2014 г. по делу С.А.В. и ею установлено, что в канцелярию прокуратуры данное извещение не поступало, о чем она составила справку.
Копия данной справки (т. 2, л.д. 45, 143) исследована в судебном заседании.
Допрошенный в суде свидетель Ю.А.Ф. пояснил, что работает оперативным сотрудником УФСБ России по Волгоградской области. В сентябре 2014 г. ему поступила оперативная информация о том, что мировым судьей судебного участка N <…> А.Д.ВА. без фактического проведения судебного заседания вынесен приговор в отношении гражданина А.. С целью проверки данных сведений на основании судебного решения им осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия в отношении А.Д.ВА., в ходе которых получена информация о вынесении неправосудного приговора в отношении С.А.В. Оперативные материалы по данному факту он предоставил в СУ СК России по Волгоградской области для принятия процессуального решения.
Согласно показаниям свидетеля С.А.В.,данными в судебном заседании, а также на предварительном следствии и оглашенными в суде, которые он подтвердил (т. 3, л.д. 9-10), в августе 2014 г. он работал судебным приставом по ОУПДС Дзержинского РО ФССП России по Волгоградской области. 18 августа 2014 г., осуществляя пропускной режим, он находился в помещении судебных участков мировых судей по адресу: <адрес>. В 9 часов 58 минут явился С.А.ВА., о чем он сделал запись в журнал посетителей. Указанное время является реальным и соответствует московскому времени. К какому судье пошел С.А.В., он не знает.
Данные показания согласуются со сведениями в журнале посещения судебных участков мировых судей Дзержинского района г. Волгограда, изъятого, осмотренного и признанного вещественным доказательством в ходе предварительного следствия о том, что ДД.ММ.ГГГГ С.А.В. в 09 часов 58 минут явился в помещение участков мировых судей (т. 2, л.д. 227-231, 232-246, 247).
Оценивая показания вышеуказанных свидетелей, суд приходит к выводу о том, что данных, свидетельствующих о неприязненных, конфликтных отношениях либо иных обстоятельствах, которые могли бы стать причиной для оговора подсудимого с их стороны, не установлено, указанные лица не заинтересованы в исходе дела, могли адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, в связи с чем оснований не доверять сообщенным ими сведениям не имеется.
Поэтому показания свидетелей, приведенные выше, суд кладет в основу приговора, признавая их достоверными, поскольку каких-либо существенных противоречий в их показаниях не имеется, они в целом согласуются между собой и с другими исследованными при разбирательстве уголовного дела доказательствами.
Кроме приведенных выше показаний свидетелей обвинения и исследованных документов вина А.Д.ВА. в совершении инкриминированных преступленийподтверждается письменными доказательствами по уголовному делу.
Так, в ходе предварительного следствия изъято, осмотрено и признано вещественным доказательством уголовное делоN <…> по обвинению С.А.В. по ст. <…….> в 1 томе на 254 листах, которое помимо другой информации содержит:
— протокол судебного заседания от 18 августа 2014 г. под председательством мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА., с участием государственного обвинителя — К.А.А., защитника С.И.И., подсудимого С.А.В., при секретаре судебного заседания П.С.О. Данный протокол подписан председательствующим и секретарем судебного заседания;
— приговор мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА. от 18 августа 2014 г. в отношении С.А.В., осужденного за совершение преступления, предусмотренного ст. <…….>, к штрафу в размере 6000 рублей. Государственным обвинителем указана К.Ю.А., защитником — адвокат С.И.И., секретарем судебного заседания — П.С.О. Данный приговор подписан председательствующим;
— копию заявления С.А.В. на имя исполняющего обязанности руководителя СУ СК России по Волгоградской области о том, что мировой судья судебного участка N <…> А.Д.ВА. вынес в отношении него приговор в отсутствие адвоката, прокурора и секретаря судебного заседания;
-постановление судьи Дзержинского районного суда, которым апелляционное представление заместителя прокурора района удовлетворено, приговор от 18 августа 2014 г. в отношении С.А.В. отменен в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона — ст. 244, 246 УПК РФ, то есть проведение судебного разбирательства в отсутствие государственного обвинителя;
— постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N <…> от 11 июня 2015 г. о прекращении уголовного дела в отношении С.А.В. вследствие акта амнистии (т. 2, л.д. 134-137, 138-142, 145, 146-150, 247).
Согласнозаключению эксперта N 2045/03-1 от 26.09.2016 г. подписи в протоколе судебного заседания от 18 августа 2014 г. по делу в отношении С.А.В. выполнены А.Д.ВА. и П.С.О., приговор подписан также самим А.Д.ВА. (т. 2, л.д. 170-176).
Данное заключение эксперта, по мнению суда, дано компетентным экспертом, имеющими надлежащую квалификационную категорию и стаж работы, в заключении отражены объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы, относящиеся к данному уголовному делу, содержание и результаты проведенных исследований с указанием примененных научно обоснованных методик, обоснование выводов по поставленным вопросам.
При этом эксперт перед производством экспертизы предупрежден об уголовной ответственности в порядке ст. 307 УК РФ, у суда отсутствуют основания сомневаться в объективности выводов эксперта, в связи с чем вышеназванное заключение эксперта признается судом достоверным, поскольку данная экспертиза соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ и ст. 8 и 25 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».
В судебном заседании 17 января 2018 г. указанное уголовное дело в отношении С.А.В. осмотрено и установлено, что участникам судебного разбирательства извещения о проведении судебного заседания в 9 часов 18 августа 2014 г. не направлялись, стороны о данной дате и времени разбирательства письменно не предупреждены.
Согласно исследованной копии графика уголовных дел, назначенных к рассмотрению федеральными и мировыми судьями Дзержинского района г. Волгограда с 18 по 22 августа 2014 г., уголовное дело в отношении С.А.В. в указанный период к рассмотрению не назначалось (т. 2, л.д. 44, 144).
Из ответа прокурора Дзержинского района г. Волгограда от 21 сентября 2015 г. следует, что извещение о назначении мировым судьей А.Д.ВА. судебного заседания по уголовному делу по обвинению С.А.В. по ст. <…….> на ДД.ММ.ГГГГ в прокуратуру района не поступало, должностные лица прокуратуры района участия в рассмотрении данного уголовного дела в суде не принимали (т. 2, л.д. 84).
Данная информация также согласуется с результатамиосмотражурнала учета исходящей корреспонденции судебного участка N <…> N 06-14, изъятого в ходе предварительного следствия. При осмотре указанных записей установлено, что сведения о направлении уведомлений прокурору, защитнику, обвиняемому С.А.В. о проведении судебного заседания 18 августа 2014 г. отсутствуют (т. 3, л.д. 179-185, 188-214, 215-216).
Вышеприведенные доказательства подтверждают фактические обстоятельства совершенных подсудимым преступлений, изложенных в настоящем приговоре.
Таким образом, проверив, проанализировав и оценив представленные сторонами доказательства в соответствии с правилами проверки и оценки доказательств, предусмотренными ст. 87, 88 УПК РФ, суд приходит к выводу, что приведенные выше доказательства в своей совокупности являются достаточными для признания вины А.Д.ВА. в вынесении заведомо неправосудного приговора и совершении служебного подлога из личной заинтересованности, изложенных в приговоре суда, поскольку эти доказательства получены и зафиксированы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, являются относимыми к делу и допустимыми для доказывания обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, взаимодополняют друг друга и согласуются между собой по месту, времени, способу совершения подсудимым этих преступлений. Основания сомневаться в допустимости и достоверности исследованных доказательств у суда отсутствуют.
В ходе судебного разбирательства стороной обвинения в подтверждение вины подсудимого А.Д.ВА. представлены сведения из «книги судебных решений, определений по гражданским делам, постановлений по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ, приговоров по уголовным делам» (протокол осмотра предметов от 09.11.2016 г.) (т. 3, л.д. 172-176, 188-214).
Вместе с тем в этой книге не регистрировались поступавшие в прокуратуру района извещения о судебных заседаниях. Данные документы согласно показаниям свидетеля С.И.В. фиксировались в компьютере и учетных карточках.
В судебном заседании по инициативе государственного обвинителя допрошен свидетель Р.В.Ф. и оглашены его показания на предварительном следствии, которые он подтвердил (т. 4, л.д. 17-19), о том, что он, работая помощником председателя Дзержинского районного суда г. Волгограда, в октябре 2014 г. разговаривал по телефону с А.Д.ВА. о вынесенном постановлении о восстановлении процессуального срока либо в отказе в этом по делу С.А.В. Данные сведения зафиксированы в стенограмме телефонных разговоров от 03 и 06 октября 2014 г. между А.Д.ВА. и Р.В.Ф. (т. 1, л.д. 30-32.).
Кроме того, государственным обвинителем оглашены стенограммы телефонных разговоров А.Д.ВА. с К.Ю.А. (т. 1, л.д. 40-41, 43-45), которые в ходе предварительного следствия воспроизведены и прослушаны, о чем составлен протокол (т. 2, л.д. 232-246). Из данных бесед не следует, что эти лица обсуждают обстоятельства рассмотрения уголовного дела в отношении именно С.А.В.
В судебном заседании по инициативе государственного обвинения исследована информация о месте расположения помещения судебного участка мировых судей N <…> — <адрес> (т. 4, л.д. 37, 39), а также сведения о телефонных соединениях С.А.В. с указанием расположения базовых станций (т. 3, л.д. 166, 188-214).
В обоснование своей позиции на данные сведения также ссылается сторона защиты.
Вместе с тем согласно показаниям специалиста М.Р.П., данным в судебном заседании 6 декабря 2017 г., определить при совершении телефонных разговоров С.А.В. 18 августа 2014 г. его точное местоположение невозможно.
Таким образом, информация, содержащаяся в вышеуказанной книге прокуратуры района, показания свидетеля Р.В.Ф., телефонные разговоры подсудимого с данным свидетелем, а также с К.Ю.А., сведения о телефонных соединениях С.А.В. не свидетельствуют о виновности либо невиновности в инкриминированных преступлениях подсудимого А.Д.ВА.
Доводы подсудимого А.Д.ВА. и его защитника о том, что предварительное расследование проведено и доказательства получены с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, являются несостоятельными.
Необоснованно и утверждение о том, что в отношении А.Д.ВА. имеется не отмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по тем же обстоятельствам, которые ему инкриминируются по настоящему уголовному делу.
Так, в ходе судебного разбирательства исследованы материалы процессуальной проверки в отношении мирового судьи судебного участка N <…> А.Д.ВА., в том числе по информации о вынесении подсудимым заведомо неправосудного приговора в отношении С.А.В., а также ответ на запрос суда от органа предварительного расследования, оглашенный в судебном заседании 02 октября 2017 г.
Из указанных документов следует, что вступившего в законную силу решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении А.Д.ВВ. о вынесении им заведомо неправосудного приговора в отношении С.А.В. и совершении служебного подлога не имеется.
Вопреки утверждениям подсудимого А.Д.ВА. и его защитника, настоящее уголовное дело возбуждено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, с согласия квалификационной коллегии судей Волгоградской области от 31 марта 2016 г., законность и обоснованность решения которой 14 июня 2016 г. подтвердила Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации (т. 2, л.д. 101-106, 108-113). Кроме того, поводом для возбуждения уголовного дела явилось не заявление С.А.В., на отсутствие оригинала которого указывает сторона защиты, а рапорт следователя, составленный на основании информации и материалов, представленных Управлением ФСБ России по Волгоградской области (т. 1, л.д. 55).
Доводы стороны защиты о недопустимости указанного рапорта следователя судом рассмотрены в судебном заседании 11 февраля 2018 г. и признаны несостоятельными, о чем вынесено соответствующее постановление.
Утверждение о том, что сотрудники УФСБ России по Волгоградской области не имели права проводить в отношении подсудимого оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие его права на тайну телефонных переговоров, также несостоятельно, так как разрешение на ведение такой деятельности в отношении А.Д.ВА. по настоящему делу предоставлено Волгоградским областным судом 24 сентября 2014 г. (т. 1, л.д. 25-29).
Несостоятельно заявление А.Д.ВА. о заинтересованности в исходе настоящего уголовного дела заместителя прокурора Дзержинского района г. Волгограда А.А.Н., который, по его мнению, являлся инициатором возбуждения данного дела.
Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники прокуратуры района К.А.А., К.Ю.А., Б.И.С., К.А.А., М.И.А., Т.А.Р., Ф.А.А., а также сам А.А.Н. пояснили, что между последним и А.Д.ВА. конфликтов не имелось. Основания для оговора подсудимого А.А.Н. судом также не установлены.
Довод стороны защиты о наличии в справочном листе (т. 2, л.д. 35) подписи С.А.В. о получении копии приговора от 18 августа 2014 г., что свидетельствует о проведении соответствующего судебного заседания, несостоятелен и опровергается совокупностью ранее приведенных доказательств.
Так, свидетель С.А.В., как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, пояснял, что 18 августа 2014 г. расписался у секретаря судебного заседания, которая выдала ему только лист с реквизитами для оплаты штрафа. Копию приговора он не получал.
Данное утверждение свидетеля также согласуется с показаниями К.А.И. о том, что когда С.А.В. вышел из здания суда у последнего с собой имелся только вышеуказанный лист с реквизитами.
В обоснование своей позиции об отсутствии событий инкриминированных преступлений сторона защиты указывает на оглашенные в судебном заседании показания свидетеля П.С.О., данные ею в ходе очной ставки с С.А.В. (т. 3, л.д. 237-241), о том, что 18 августа 2014 г. с участием адвоката С.И.И. и подсудимого С.А.В. состоялось судебное заседание, по результатам которого судья вынес приговор. Участвовал ли в этом судебном разбирательстве государственный обвинитель, свидетель П.С.О. не помнит.
К указанным показаниям П.С.О. суд относится критически, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных доказательств, в том числе показаниями свидетелей С.А.В., К.А.И., К.Ю.А., К.А.А., а также ее собственными показаниями, как на предварительном следствии (т. 2, л.д. 125-128, т. 3, л.д. 37-39), так и в судебном заседании 27 марта 2017 г.
Данные оглашенные показания свидетеля П.С.О. также опровергают утверждение подсудимого о том, что он не давал ей указание изготовить протокол судебного заседания о рассмотрении 18 августа 2014 г. уголовного дела в отношении С.А.В.
Довод стороны защиты о том, что старший помощник прокурора района К.А.А. 18 августа 2014 г. фактически не находилась в отпуске и поддерживала государственное обвинение по делу Г.Б.Т. согласно справке из Дзержинского районного суда (т. 4, л.д. 2) несостоятельно, поскольку согласно протоколу в этом судебном заседании участвовала К.Ю.А. (т. 4, л.д. 21-23).
Кроме того, допрошенный свидетель Т.А.В.,которыйработал секретарем судебного заседания в Дзержинском районном суде г. Волгограда, пояснил, что 18 августа 2014 г. по делу Г.Б.Т. и К.И.М. поддерживала государственное обвинение К.Ю.А. Сведения об участии по данному делу помощника прокурора района К.А.А. могли вписать в ГАС «Правосудие» в связи с тем, что в данную систему по отложенным судебным заседаниям фамилии участвующих лиц не вносятся. В дальнейшем, после вынесения приговора, в эту систему заносится полный текст решения, а также информация о лицах, участвовавших в принятии итогового решения по делу.
Указание в приговоре мирового судьи Дзержинского района Волгоградской области от 18 августа 2014 г. по уголовному делу в отношении К. об участии государственного обвинителя К.Ю.А. не свидетельствует о том, что данный сотрудник прокуратуры поддерживала обвинение в этот день по делу в отношении С.А.В.
Сторона защиты считает несоответствующей действительности справку от 18 февраля 2015 г. (т. 2, л.д. 143) о не поступлении в прокуратуру судебного извещения на 18 августа 2014 г. по делу С.А.В., поскольку в соответствии с ответом прокурора района от 22 марта 2015 г. в компьютерной программе, где фиксируются данные извещения, в январе 2015 г. произошел сбой и указанные сведения за 2014 г. не сохранились.
Вместе с тем согласно показаниям свидетеля С.И.В. она по указанию заместителя прокурора района А.А.Н. осенью 2014 г. выясняла вопрос о поступлении вышеуказанного судебного извещения и установила, что согласно соответствующей компьютерной картотеке данный документ в прокуратуру района не поступал. В дальнейшем ею составлена оспариваемая стороной защиты справка, в том числе с учетом результатов данной проверки.
Показания С.И.В. и сведения, указанные ею в справке, объективно подтверждаются копией журнала исходящей корреспонденции мирового судьи судебного участка N <…>, из которого следует, что судебные извещения на 18 августа 2014 г. по делу С.А.А. сторонам не направлялись (т. 3, л.д. 204).
Вопреки утверждениям стороны защиты показания С.А.В. и К.А.И. не противоречат сведениям об их телефонных соединениях, поскольку данные лица в суде пояснили, что С.А.В. утром 18 августа 2014 г. совершал звонки, используя абонентский номер К.А.И.
Сторона защиты в обоснование своей позиции ссылается на протокол судебного заседания по делу С.А.В. от 15 августа 2014 г., где в качестве государственного обвинителя указана К.А.А. (т. 1, л.д. 232-233), а также на сведения из системы ГАС «Правосудие» и официального сайта Дзержинского районного суда г. Волгограда об участии данного свидетеля в рассмотрении судом уголовных дел в период ее ежегодного отпуска в 2014 г.
Вместе с тем из указанных протокола и сведений не следует, что данный сотрудник прокуратуры принимала участие в судебном разбирательстве 18 августа 2014 г.
Кроме того, допрошенные в суде свидетели обвинения не поясняли, что К.А.А. поддерживала в этот день государственное обвинение по уголовному делу в отношении С.А.ВБ., а совокупность вышеприведенных доказательств свидетельствует, что 18 августа 2014 г. судебное разбирательство по данному делу не состоялось.
Вопреки доводам стороны защиты сведения из журнала посетителей о явке С.А.В. 18 августа 2014 г. в 9 часов 58 минут в здание мировых судей судебных участков Дзержинского района г. Волгограда свидетельствуют, что судебное разбирательство в этот день в отношении С.А.В. не проводилось. Указанное время, согласно показаниям свидетеля — судебного пристава С.А.В., соответствует действительности и также подтверждает, что в протокол судебного заседания по делу С.А.В. внесены заведомо ложные сведения.
Возражая против предъявленного обвинения, защита и подсудимый также указывают на копии: заявления адвоката С.И.И., постановления об оплате ее услуг, протокола судебного заседания по делу С.А.В. от 18 августа 2014 г. (т. 1, л.д. 231, 234-235, 238-239).
Вместе с тем подложность указанного протокола подтверждена представленными стороной обвинения доказательствами, а документы, относящиеся к оплате услуг адвоката С.И.И., не опровергают этого.
Кроме того, в ходе предварительного следствия по настоящему уголовному делу адвокат С.И.И. отказалась дать показания по указанным обстоятельствам, воспользовавшись своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ (т. 3, л.д. 67).
Ссылка стороны защиты на стенограмму телефонного разговора А.Д.ВА. и адвоката С.И.И. от 28 октября 2014 г. несостоятельна, поскольку из текста этой беседы усматривается, что сведений об обстоятельствах судебного разбирательства по делу С.А.В. данный разговор не содержит.
Исследованные судом: постановление судьи Волгоградского областного суда от 5 февраля 2015 г. по уголовному делу в отношении А. (т. 1, л.д. 178-180 материалов процессуальной проверки в отношении А.Д.ВВ.), извещение о судебном заседании на 18 июля 2014 г. (т. 1, л.д. 221) вопреки доводам стороны защиты, не свидетельствуют о невиновности подсудимого, поскольку содержащаяся в них информация не относится к обстоятельствам инкриминированных А.Д.ВА. преступлений.
Доводы подсудимого о незаконности апелляционного постановления Дзержинского районного суда об отмене приговора от 18 августа 2014 г. в отношении С.А.В. несостоятельны, поскольку данный судебный акт вступил в законную силу.
Вопреки утверждению подсудимого указанный приговор отменен в связи с допущенными при его вынесении существенными нарушениями уголовно-процессуального закона (ст. 389.17 УПК РФ), то есть как неправосудный.
Поскольку в соответствии с требованиями чч. 2, 3 ст. 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок, который определяется, в том числе достаточностью и эффективностью действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, А.Д.ВА. вынес указанный неправосудный приговор с целью придания вида эффективности своей деятельности, связанной со своевременным рассмотрением указанного уголовного дела, по которому С.А.В. дважды не являлся в судебное заседание в назначенное время.
Сопутствующих преступлению, предусмотренному ст. 305 УК РФ,перечень составов преступлений (ст. 159, 285, 286, 290 УК РФ), приведенный в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18.10.2011 г. N 23-П, не является исчерпывающим, как считает подсудимый, в связи с чем инкриминирование ему деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, не противоречит требованиям законодательства.
При таких обстоятельствах суд находит позицию защиты в судебном заседании, в том числе об отсутствии у подсудимого умысла на совершение инкриминированных преступлений, направленной на уклонение А.Д.ВА. от уголовной ответственности за совершенные преступления.
Суд, с учетом положений ст. 252 УПК РФ, исходя из предъявленного А.Д.ВА. органами предварительного следствия обвинения и позиции государственного обвинителя, поддержавшего обвинение в полном объеме, в соответствии с установленными при разбирательстве уголовного дела обстоятельствами совершенных подсудимым преступлений, квалифицирует действия А.Д.ВА. по ч. 1 ст. 305УК РФ, как вынесение судьей заведомо неправосудного приговора, а также по ч. 1 ст. 292 УК РФ, как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенное из личной заинтересованности.
Квалифицируя действия подсудимого, как указано выше, суд руководствуется следующими установленными обстоятельствами.
А.Д.ВА., являясь должностным лицом — мировым судьей общей юрисдикции Волгоградской области, обладал полномочиями по осуществлению правосудия, с соблюдением общих правил судопроизводства, установленных федеральным законодательством.
Достоверно зная, что в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства участие в судебном разбирательстве подсудимого, его защитника и государственного обвинителя является обязательным, без разбирательства дела по существу вынес в отсутствие указанных лиц приговор в отношении С.А.В.
После чего, по указанию А.Д.ВА., который желал избежать негативных для себя последствий (привлечение к ответственности за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей и нарушение норм уголовно-процессуального закона) за вынесение заведомо неправосудного приговора, то есть из личной заинтересованности, секретарем П.С.О. изготовлен протокол судебного заседания от 18 августа 2014 г., которое в действительности не проводилось.
Данный протокол, подписанный А.Д.ВА., является официальным документом, в котором отражается ход судебного разбирательства, его ведение в судебном заседании в соответствии со ст. 259УПК РФ обязательно, а отсутствие протокола, согласно п. 11 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, влечет отмену или изменение судебного решения судом апелляционной инстанции.
Исследовав материалы дела и, проанализировав сведения о личности подсудимого, учитывая его активное и адекватное поведение в судебном заседании, суд приходит к убеждению о вменяемости А.Д.ВА. и возможности, в соответствии со ст. 19 УК РФ, привлечения его к уголовной ответственности и назначения наказания за совершенные преступления.
Назначая А.Д.ВА. наказание, суд в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельства дела, данные о личности подсудимого, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, а также принцип справедливости наказания, предусмотренный ст. 6 УК РФ.
При назначении наказания А.Д.ВА. суд учитывает, что по характеру общественной опасности подсудимый в силу ст. 15 УК РФ совершил два преступления, относящиеся к небольшой и средней тяжести.
Обстоятельством, смягчающим наказание А.Д.ВА., суд в соответствии с положениями п. «г»ч. 1 ст. 61 УК РФ, признает наличие у него <…….>
Для определения вида и размера подлежащего назначению А.Д.ВА. наказания суд принимает во внимание и другие имеющие значение данные о личности подсудимого.
Так, суд учитывает состояние его здоровья, возраст <…….>, что он ранее не судим, характеризуется положительно, на учетах врачей психиатра и нарколога не состоит, преступления совершил впервые, занимался трудовой деятельностью.
Отягчающие наказание А.Д.ВА. обстоятельства судом не установлены.
С учетом фактических обстоятельств совершенного А.Д.ВА. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, степени его общественной опасности, суд не усматривает оснований для изменения подсудимому, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, категории совершенного им преступления на менее тяжкую.
При указанных обстоятельствах суд назначает А.Д.ВА. за совершенные преступления наказание в виде штрафа.
В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.
Учитывая, что А.Д.ВА. от следствия и суда не уклонялся, срок давности за совершенное им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 292УКРФ, истек 20 августа 2016 г.
Поскольку А.Д.ВА. в соответствии с п. 15 ч. 4 ст. 47 УПК РФ воспользовался правом возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 27 УПК РФ, суд в соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ, постановив обвинительный приговор, освобождает осужденного от наказания за совершенное им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ.
В соответствии с положениями ч. 2 ст. 84 УК РФ, лицо, осужденное за преступление, совершенное до акта амнистии может быть освобождено от наказания.
А.Д.ВА. совершил 18 августа 2014 г. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 305 УК РФ.
Согласно п. 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов» лицо, осужденное к наказанию, не связанному с лишением свободы за преступление, совершенное до дня вступления в силу настоящего постановления, подлежит освобождению от назначенного наказания.
Таким образом, А.Д.ВА. на основании указанного п. 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов» от назначенного наказания в виде штрафа по ч. 1 ст. 305 УК РФ подлежит освобождению.
Поскольку А.Д.ВА. настоящим приговором назначается наказание, от которого он подлежит освобождению в связи с истечением срока давности уголовного преследования (по ч. 1 ст. 292 УК РФ) и амнистией (по ч. 1 ст. 305 УК РФ), суд считает необходимым до вступления настоящего приговора в законную силу избранную подсудимому меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — отменить.
В ходе предварительного следствия на мобильный телефон «Samsung 19001», принадлежащий А.Д.ВА., в целях обеспечение исполнения наказания в виде штрафа наложен арест.
Согласно ч. 9 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.
Поскольку А.Д.ВА. подлежит освобождению от наказания в виде штрафа, наложенный арест на имущество (мобильный телефон «Samsung 19001») согласно ч. 9 ст. 115 УПК РФ необходимо отменить и по вступлению приговора в законную силу оставить у подсудимого.
Вещественные доказательства по вступлению приговора в законную силу в соответствии с пп. 5, 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ: журнал исходящей судебной корреспонденции, материалы уголовного дела N <…> в отношении С.А.В. в 1 томе — передать в судебный участок N <…>; журнал ФССП учета посетителей судебных участков мировых судей — передать в ОУПДС Дзержинского РО ФССП России Волгоградской области; оригиналы протокола судебного заседания от 18.08.2014 г. и приговора в отношении С.А.В. от 18.08.2014 г., а также компакт-диск с аудиозаписями оперативных мероприятий в отношении А.Д.ВА. и компакт-диск с протоколами телефонных соединений С.А.В. и С.И.Н. хранить при уголовном деле.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 304 — 308 и 309УПКРФ,

приговорил:

А.Д.ВА. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 305 и ч. 1 ст. 292 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа:
— по ч. 1 ст. 292 УК РФ в размере 40000 (сорок) тысяч рублей;
— по ч. 1 ст. 305 УК РФв размере 200000 (двести) тысяч рублей.
На основании ст. 78 УК РФ от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 292УК РФ А.Д.ВА. освободить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.
В соответствии с п. 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов» А.Д.ВА. от назначенного наказания по ч. 1 ст. 305 УК РФ освободить.
Согласно п. 12 указанного постановления об амнистии от 24 апреля 2015 г. снять с А.Д.ВА. судимость.
Меру пресечения А.Д.ВА. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — отменить.
Арест на имущество (мобильный телефон «Samsung 19001») — отменить.
По вступлению приговора в законную силу вещественные доказательства, хранящиеся в камере вещественных доказательств СУ СК России по Волгоградской области: журнал исходящей судебной корреспонденции, материалы уголовного дела N <…> в отношении С.А.В. в 1 томе — передать в судебный участок N <…>; журнал ФССП учета посетителей судебных участков мировых судей — передать в ОУПДС Дзержинского РО ФССП России Волгоградской области; оригиналы протокола судебного заседания от 18.08.2014 г. и приговора в отношении С.А.В. от 18.08.2014 г., а также компакт-диск с аудиозаписями оперативных мероприятий в отношении А.Д.ВА. и компакт-диск с протоколами телефонных соединений С.А.В. и С.И.Н. хранить при уголовном деле. Мобильный телефон «Samsung 19001» оставить по принадлежности у А.Д.ВА.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, в течение 10 суток со дня провозглашения, через Волгоградский областной суд.
В случае апелляционного обжалования приговора, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, в том числе путем видеоконференц-связи.

Судья
Волгоградского областного
Д.А.КАРЖОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО