Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

РЕШЕНИЕ Каширского городского суда Московской области от 09.09.2020 № 2-1021/2020

КАШИРСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 9 сентября 2020 г. по делу N 2-1021/2020

Каширский городской суд Московской области в составе:
председательствующего судьи Юдиной О.Н.,
с участием помощника прокурора юриста 2 класса Ч., адвоката Кулинича П.В., зарегистрированного в реестре адвокатов за NN представившего удостоверение NN от ДД.ММ.ГГГГ по доверенности в интересах ответчика ИП Д.Д.,
при секретаре судебного заседания Д.А.,
а также с участием истца Н.Д.ВА.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1021/2020 по иску Н.-Камоцкой <данные изъяты> к ИП Д.Д. <данные изъяты> о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

установил:

истец Н.Д.ВБ. обратилась с указанным иском к ответчику ИП Д.Д. и с учетом уточнения исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ и представленных письменных пояснений просит суд: признать приказ об увольнении N от ДД.ММ.ГГГГ Н.Д.ВА. по инициативе работодателя, в связи с отсутствием у работодателя достаточных объемов работы, п. 10.2 трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ, ч. 1 ст. 312.5 ТК РФ; восстановить Н.Д.ВВ. на работе у ИП Д.Д. в должности супервайзера; взыскать с ИП Д.Д. в пользу Н.Д.ВА. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 130 379 руб. 97 коп.; взыскать с ИП Д.Д. в пользу Н.Д.ВА. в счет компенсации морального вреда 20 000,00 руб.
В обоснование заявленных требований Н.Д.ВБ. указывает на то, что ДД.ММ.ГГГГ между ней и ИП Д.Д. заключен трудовой договор о дистанционной работе N, в соответствии с которым она была принята к ИП Д.Д. на удаленную работу, на должность мерчендайзера. Дополнительным соглашением к данному договору от ДД.ММ.ГГГГ истец переведена на должность полевого супервайзера, также в режиме удаленной работы. ДД.ММ.ГГГГ данный трудовой договор с истцом был расторгнут ИП Д.Д. в одностороннем порядке на основании п. 10.2 договора, в связи с отсутствием у работодателя достаточных объемов работы, о чем была внесена запись в ее (Н.Д.ВА.) трудовую книжку. Пп.1 п. 10.2 трудового договора действительно предусматривает возможность расторжения договора по инициативе работодателя в связи с отсутствием у работодателя достаточных объемов работы, при этом ст. 312.5 ТК РФ допускает возможность расторжения договора о дистанционной работе по инициативе работодателя по основаниям, предусмотренным трудовым договором. Однако, согласно п. 16 письма Министерства труда и социальной защиты РФ ДД.ММ.ГГГГ от ДД.ММ.ГГГГ «В трудовом договоре с дистанционным работником могут быть предусмотрены дополнительные основания для увольнения, однако все они могут быть связаны исключительно с недобросовестным исполнением работником своих обязанностей, либо нарушением трудовой дисциплины». В данном же случае трудовой договор с истцом был расторгнут работодателем по основанию, не имеющему отношения к недобросовестному выполнению ею (Н.Д.ВА.) своих трудовых обязанностей или несоблюдению дисциплины труда. Никаких нареканий в этом отношении за все время работы со стороны работодателя к истцу не имелось. Согласно ст. 312.5. ТК РФ: «На дистанционных работников распространяется действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, с учетом особенностей, установленных настоящей главой». Согласно ст. 9 ТК РФ: «…трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению». Нормы ТК РФ предусматривают различные виды компенсаций работникам, увольнение которых производится по инициативе работодателя при отсутствии вины работника. В свою очередь, увольнение истца было произведено работодателем без каких-либо компенсаций на основании пп. 1 п. 10.2 трудового договора, в противоречие со ст. 9 ТК РФ снижающего уровень гарантий работника по сравнению с установленными ТК РФ и не подлежащего, таким образом, применению. На основании вышеизложенного, истец полагает, что ее трудовые права были грубо нарушены в связи с расторжением работодателем с ней трудового договора на незаконном основании (л.д. 4-5, л.д. 38, л.д. 119 — исковые требования с учетом их уточнения; л.д. 39-41- письменные объяснения).
Истец Н. — К. в судебном заседании поддержала уточненные исковые требования в полном объеме, подтвердив обстоятельства, изложенные в иске, и просила суд их удовлетворить. Н.Д.ВА. на поступившие в суд от ответчика письменные возражения на ее требования, представлены пояснения к исковому заявлению, которые она поддержала и из которых следует, что утверждаемое ответчиком существенное снижение объемов работы ответчика, на которой была занята истец (более, чем в два раза) опровергается документально ее (Н.Д.ВА.) деловой перепиской с подчиненными и руководящими работниками, свидетельствующей о том, что накануне ее увольнения истцом с ними велась активная работа (л.д. 57-72). Из данной переписки видно, в том числе и то, что в ДД.ММ.ГГГГ ответчик начал работу с торговой сетью «<данные изъяты>», что также не свидетельствует о сокращении объемов работы. Кроме того, из документов ответчика видно, что с ДД.ММ.ГГГГ к сотрудничеству привлечена новая сеть «<данные изъяты>» с 22 магазинами. Вышеизложенное может быть подтверждено работниками лично в случае вызова их в суд в качестве свидетелей. Предоставленные ответчиком графики его деловой активности также свидетельствуют о том, что после резкого снижения этой активности в ДД.ММ.ГГГГ, она уверенно начала расти с ДД.ММ.ГГГГ, несмотря на то, что последствия пандемии COVID-19 преодолены не были и большая часть связанных с ней ограничений не снята. Это также не подтверждает обоснованность увольнения истца в ДД.ММ.ГГГГ. Также документы ответчика содержат недостоверную информацию по оплате труда сотрудников в самый напряженный период — в <данные изъяты>. Из документов следует, что выплаты работникам и количество самих работников уменьшились в связи с падением деловой активности, но имеющийся у истца в электронном виде табель оплаты труда свидетельствует об обратном. Данный факт заставляет усомниться в достоверности всех данных, предоставленных ответчиком. Утверждение ответчика о том, что истец отказалась от предложения расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, не отражает всей сути возникшей вокруг данного предложения ситуации. Ответчиком предоставлено в суд уведомление о расторжении трудового договора, которое было предоставлено истцу ДД.ММ.ГГГГ, о чем свидетельствует ее (Н.Д.ВА.) подпись, а не ДД.ММ.ГГГГ, как указано в самом уведомлении. При этом, как видно из оставленного истцом на уведомлении комментария, от содержащегося в уведомлении предложения расторгнуть договор по соглашению сторон истец отказалась не окончательно, а с обязательством предоставить мотивированный отказ в течение 4-х дней. Мотивированный отказ был ответчику предоставлен (л.д. 56 — отказ с отметкой ответчика о получении) и обусловлен он тем, что полагающиеся истцу выплаты за амортизацию автомобиля, предусмотренные п. 6.2. трудового договора, не выплачивались ей (Н.Д.ВА.) на всем протяжении работы у ответчика, который отказался их выплачивать, и при устном обсуждении условий ее (Н.Д.ВА.) увольнения. Однако, ответчик не стал дожидаться мотивированного отказа и обсуждать его с истцом, а расторг трудовой договор в этот же день, когда истцу было предоставлено уведомление (ДД.ММ.ГГГГ), не произведя вообще никаких выплат в ее адрес. Истец, ссылаясь на нормы ТК РФ, также не согласна с утверждением ответчика о том, что применимой к трудовым отношениям между ней и ответчиком является исключительно ст. 312.5 ТК РФ, так как оно не обоснованно и не соответствует положениям ТК РФ. При расторжении трудового договора с дистанционным работником по инициативе работодателя по основанию, предусмотренному трудовым договором, этому работнику должен быть обеспечен тот же уровень прав и гарантий, что и при расторжении трудового договора с недистанционным работником по инициативе работодателя по основанию, предусмотренному ТК РФ. Расторжение трудового договора с недистанционным работником по инициативе работодателя может быть осуществлено по основаниям, предусмотренным ст. 81 ТК РФ. Из содержания ст. 81 ТК РФ видно, что ТК РФ дает возможность уволить работника по причине отсутствия работы для него только по указанным выше основаниям. При этом в подобных случаях статья 178 ТК РФ обязывает работодателя выплатить работнику выходное пособие. Расторжение трудового договора с истцом было осуществлено ответчиком по п. 10.2 трудового договора также при отсутствии вины истца под предлогом недостатка работы, однако, ни выходного пособия, ни вообще каких-либо денежных средств истцу не выплачено, тогда как п. 10.5 договора содержит указание, что при его расторжении работнику предоставляются гарантии и компенсации, предусмотренные ТК РФ. Из вышеизложенного следует, что ответчик при расторжении трудового договора с истцом применил п. 10.2 трудового договора, который ограничивал ее (Н.Д.ВА.) права и гарантии при расторжении договора по сравнению с установленными ТК РФ, и, соответственно, не подлежал применению согласно абз.2 ст. 9 ТК РФ независимо от того, подписала ли истец договор с таким условием или нет. Своими действиями ответчик нарушил один из принципов трудового права, установленный абз.6 ст. 2 ТК РФ — «равенство прав и возможностей работников», поскольку введением в трудовой договор и применением п. 10.2 поставил дистанционного работника в неравные условия с недистанционным работником при увольнении в абсолютно аналогичных условиях. Подобные действия ответчика, Н.Д.ВБ. считает нарушением своих трудовых прав, увольнение, произведенное с нарушением закона — основанием для ее восстановления на работе, а факт того, что произведено оно без выходного пособия в период сложной экономической и социальной ситуацией в стране после пандемии СОVID-19, существенно осложняющей трудоустройство на время разбирательства — основанием требовать компенсации морального вреда (л.д. 39-41- письменные объяснения).
Представитель ответчика ИП Д.Д. — адвокат Кулинич П.В. уточненные исковые требования не признал, просил в иске истцу Н.Д.ВА. отказать, представив в материалы дела письменные возражения. Ответчик считает требования истца не подлежащими удовлетворению по нижеследующим основаниям. Увольнение истца на основании ст. 312.5 ТК РФ и п. п. 1 п. 10.2 Трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ ИП Д.Д. считает законным и обоснованным. Истец подписывал еще в ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор с ответчиком добровольно, условия его были известны, возражений на содержание трудового договора от истца ответчику не поступало. В связи со снижением реальных объемов работы и на основании п. 10.2 Трудового договора ответчик расторгнул трудовой договор. При этом ответчик предлагал истцу расторгнуть договор по соглашению сторон с компенсацией работнику в размере 60 000,00 руб. (л.д. 35). Истец отказался от предложения ответчика. В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ ответчиком было предложено заключить мировое соглашение с выплатой истцу денежной суммы в размере 90 000,00 руб., на что истец в присутствии суда и прокурора ответил отказом. Существенное снижение объемов работы ответчика, именно на которой был занят истец (более чем в два раза), доказывается ответчиком путем предоставления суду соответствующей финансово-хозяйственной и бухгалтерской документации и настоящих возражений на исковое заявление. 1.Описание процессов взаимодействия и функционала полевого супервайзера Н.Д.ВА. Истец трудился у работодателя ИП Д.Д. в должности полевого супервайзера. Основным заказчиком работ/услуг выполняемых ИП Д.Д. является ООО «<данные изъяты>» на основании Договора N от ДД.ММ.ГГГГ и дополнительных соглашений к Договору. OOO «<данные изъяты>» (далее по тексту в т.ч. — «Издательство») является издательством детской развивающей и методической литературы и реализует собственную книжную продукцию через оптовый и розничные каналы сбыта. Под розничным каналом сбыта подразумеваются, в том числе, покупатели книжной продукции выпускаемой Издательством — розничные сети федерального и локального значения на территории всей страны (далее — «розничная сеть») такие как «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>» и другие. С покупателями продукции Издательства, вышеуказанными розничными сетями, у ООО «<данные изъяты>» существуют договоренности о том, что за выкладку товара (продукции Издательства) и отслеживание наличия товара на полках магазинов отвечает Издательство. Для эффективной представленности продукции Издательства в розничных сетях, Издательство заключило соответствующие договора с организациями, оказывающими мерчандайзинговые услуги на оказание услуг по выкладке, подсортировке продукции издательства в розничных сетях (далее — «мерчандайзинговые услуги»). Такие договора заключены Издательством, в том числе со следующими организациями — ИП Д.Д., ООО «<данные изъяты>», <данные изъяты>, ООО «<данные изъяты>», ООО «<данные изъяты>» (далее по тексту — «Мерчандайзинговые агентства»). 1.1. Услуги, оказываемые Издательству ИП Д.Д., в осуществлении которых участвовала истец, как работник ответчика, исполняя возложенные на работника трудовые функции. 1.1.1. Услуги мерчандайзинга, осуществляемые в пользу ООО «<данные изъяты>» (Издательства) ответчиком (ИП Д.Д.). ИП Д.Д. (Исполнитель по договору) оказывает в пользу ООО «<данные изъяты>» (Заказчик по договору) нижеперечисленные услуги на основании Договора N на оказание услуг мерчандайзинга от ДД.ММ.ГГГГ. и соответствующих дополнительных соглашений (пункт 1.1.): — осуществление выкладки Товара Издательства в обслуживаемых торговых точках. В задачи работника Н.Д.ВА. входило осуществление аудита выполняемых мерчандайзинговыми агентствами услуг на основании представленных ими отчетов на сайте компании и по факту выезда истца в розничные точки (полевая деятельность). С ДД.ММ.ГГГГ по дату увольнения выездная (полевая) деятельность истца не осуществлялась в связи с закрытием объектов торговли на карантинные мероприятия в стране и последующим существенном снижении объемов продаж продукции Издательства в торговых сетях; — информирование Издательства о дефиците товарного ассортимента в каждой из обслуживаемых мерчандайзинговыми агенствами точек розничных сетей. В задачи работника Н.Д.ВА. входило получение информации от конкретных мерчандайзеров (как работников ИП Д.Д., так и работников иных мерчандайзинговых агентств, привлеченных Издательством) и своевременная передача ее всем заинтересованным лицам; — участие в организации выставок по требованию Издательства. В задачи Н.Д.ВА. входило участие в оформлении, наполнении стендов выставок в которых участвовало Издательство OOO «<данные изъяты>». В ДД.ММ.ГГГГ в связи с карантинными мероприятиями в стране никакие выставки не проводились, и работник Н.Д.ВБ. не привлекалась работодателем к данной деятельности (что также подтверждает снижение объемов работы у Работодателя). Помимо собственно мерчандайзинговых услуг, в соответствии с п. 1.3. Договора (в редакции Дополнительных соглашений N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ, N от ДД.ММ.ГГГГ) ИП Д.Д. оказывает Издательству услуги аудита (контроля) работ/услуг, выполняемых в пользу Заказчика третьими лицами — мерчандайзинговыми агентствами Издательства, в том числе: — осуществляет сбор, аналитику и проверку отчетов представляемых Издательству мерчандайзиноговыми агентствами; — осуществляет проверку объемов выполненных в пользу Издательства мерчандайзинговыми агентствами работ и услуг на конкретных объектах оказания услуг; — дает Издательству заключения относительно объемов оказанных мерчандайзинговыми агентствами услуг в каждом отчетном периоде (календарный месяц); — осуществляет выезды в места оказания Издательству услуг мерчандайзинговыми агентствами с целью контроля качества и объема выполняемых услуг; — выполняет обязательные для выполнения указания/поручения должностных лиц стороны Издательства, связанные с выполнением настоящего поручения. Общее руководство совместной деятельностью ИП Д.Д. и ООО «<данные изъяты>» по пункту 1.3. Договора N от ДД.ММ.ГГГГ, в т.ч. для целей оперативного взаимодействия между Сторонами, возложено на руководителя отдела мерчандайзинга ООО «<данные изъяты> (ФИО3 Н. — К. по данному блоку работ (п. 1.3. Договора) осуществляла сбор информации, аналитику качества выполненных работ привлеченными Издательством мерчандайзинговыми агентствами на основании представленных мерчандайзинговыми агентствами отчетов, актов выполненных работ, табелей посещений, бланков посещений розничной точки, составляла и согласовывала графики посещения. Уменьшение проверяемых работником Н.Д.ВА. (Истцом) отчетов мерчандайзеров, состоящих в штате ИП Д.Д., отражено в Аналитической справке по оказанию мерчандайзинговых услуг в пользу ООО «<данные изъяты>», а также в ежемесячных Заказах ООО «<данные изъяты>» на оказание услуг мерчандайзинга подаваемых в ИП Дорофеева за период ДД.ММ.ГГГГг. и Актах приемки-сдачи работ по оказанию ИП Дорофеева в пользу ООО «<данные изъяты>» услуг мерчандайзинга за период ДД.ММ.ГГГГ.г. Так, в ДД.ММ.ГГГГ года от мерчандайзеров, состоящих в штате ИП Д.Д., поступило 1256 отчетов о посещении торговых точек, тогда как в ДД.ММ.ГГГГ всего 248. 1.1.2. Услуги мерчандайзинга, осуществляемые в пользу ООО «ДД.ММ.ГГГГ» мерчандайзинговым агентством ООО «<данные изъяты>», в контроле (аудите) исполнения которых, от имени ИП Д.Д., участвовала истец, как работник ответчика. ООО «<данные изъяты>» предоставляет Издательству следующие услуги мерчандайзинга по адресной программе в соответствии с Договором возмездного оказания услуг N от ДД.ММ.ГГГГ и Приложениями к указанному договору: 1. Контроль наличия продукции на полках, в местах товарного запаса и на складе торговой точки; 2.Обеспечение выкладки продукции и размещение рекламных материалов в местах продаж в соответствии с утвержденными стандартами; 3.Обеспечение наличия ценников и их соответствие представленной продукции; 4.Подготовка продукции к возврату; 5.Предоставление заказчику еженедельного отчета в типовой форме согласованный, на сайте компании <данные изъяты>/; 6.Взаимодействие с ответственными лицами торговой точки, руководителем секции и менеджером по управлению товарными запасами. С ДД.ММ.ГГГГ в связи с закрытием на длительный период предприятий розничной торговли непродовольственными товарами и последующим резким сокращением трафика покупателей более чем на 50% и как следствие уменьшения продаж и отгрузок товаров OOO «<данные изъяты>» в обслуживаемых розничных сетях, уменьшилось кол-во посещений мерчандайзерами розничных сетей и отчетов о выполненных работах от данного мерчандайзигового агентства (ООО «<данные изъяты>») на сайте <данные изъяты>/, аудит которых осуществляла Н.Д.ВБ. (в рамках выполнения ИП Дорофеева в пользу ООО «<данные изъяты>» услуг по контролю деятельности мерчандайзинговых агентств, на основании договора N от ДД.ММ.ГГГГ). Уменьшение посещений точек реализации мерчандайзерами ООО «<данные изъяты>» подтверждено письмом компании OOO «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГГГ о снижении количества посещений точек продаж и письмом ООО «<данные изъяты>» в адрес своих мерчандайзинговых агентств о необходимости снижения количества посещений точек продаж. Уменьшение проверяемых работником Н.Д.ВА. (истцом) отчетов мерчендайзеров состоящих в штате ООО «<данные изъяты>» отражено в Аналитической справке по оказанию мерчандайзинговых услуг в пользу ООО «<данные изъяты>», а также в Приложениях к Договору на оказание мерчандайзинговых услуг N от ДД.ММ.ГГГГ, Актах сверки взаимных расчетов. Так, в ДД.ММ.ГГГГ от мерчандайзеров, состоящих в штате ООО «<данные изъяты>», поступило 522 отчета о посещении торговых точек, тогда как в ДД.ММ.ГГГГ года всего 70. 1.1.3. Услуги мерчандайзинга, осуществляемые в пользу ООО «<данные изъяты>» мерчандайзинговым агентством ООО «<данные изъяты>» (а с ДД.ММ.ГГГГ — ИП <данные изъяты>), в контроле (аудите) исполнения которых, от имени ИП Д.Д., участвовала истец, как работник ответчика. ООО «<данные изъяты>» предоставляло в пользу ООО «<данные изъяты>» нижеследующие услуги мерчендайзинга по адресной программе (программа оказания мерчендайзинговых услуг на оговоренной территории и в конкретных точках) в соответствии с Договором возмездного оказания услуг мерчандайзинга N от ДД.ММ.ГГГГ. (с ДД.ММ.ГГГГ данные услуги оказывает в пользу ООО «<данные изъяты>» ИП <данные изъяты> на основании Договора возмездного оказания услуг мерчандайзинга N от ДД.ММ.ГГГГ): 1.Контроль наличия продукции на полках, в местах товарного запаса и на складе торговой точки; 2.Обеспечение выкладки продукции и размещение рекламных материалов в местах продаж в соответствии с утвержденными стандартами; 3.Обеспечение наличия ценников и их соответствие представленной продукции; 4.Подготовка продукции к возврату; 5.Предоставление заказчику еженедельного отчета в типовой форме согласованный, на сайте компании <данные изъяты>; 6.Взаимодействие с ответственными лицами торговой точки, руководителем секции и менеджером по управлению товарными запасами. С ДД.ММ.ГГГГ в связи с закрытием на длительный период предприятий розничной торговли непродовольственными товарами и последующим резким сокращением трафика покупателей более чем на 50% и как следствие уменьшения продаж и отгрузок товаров OOO «<данные изъяты>» в обслуживаемых розничных сетях, уменьшилось кол-во посещений мерчандайзерами розничных сетей и отчетов о выполненных работах от данного мерчандайзигового агентства (ИП <данные изъяты>, ООО «<данные изъяты>») на сайте <данные изъяты>/, аудит которых осуществляла Н.Д.ВБ. (в рамках выполнения ИП Дорофеева в пользу ООО «<данные изъяты>» услуг по контролю деятельности мерчандайзинговых агентств, на основании договора N от ДД.ММ.ГГГГ). Уменьшение посещений точек реализации мерчандайзерами ИП Кирилец подтверждено письмом от ИП <данные изъяты> о снижении количества посещений точек продаж и письмом ООО «<данные изъяты>» в адрес своих мерчандайзинговых агентств о необходимости снижения количества посещений точек продаж. Уменьшение проверяемых работником Н.Д.ВА. (истцом) отчетов мерчендайзеров состоящих в штате ИП <данные изъяты> (ООО «<данные изъяты>») отражено в Аналитической справке по оказанию мерчандайзинговых услуг в пользу ООО «<данные изъяты>», а также в ежемесячных Актах выполненных работ по оказанию ИП <данные изъяты> (ООО «<данные изъяты>») в пользу ООО «<данные изъяты>» услуг мерчандайзинга за период ДД.ММ.ГГГГ Так, в ДД.ММ.ГГГГ от мерчандайзеров состоящих в штате ИП <данные изъяты> (ООО «<данные изъяты>») поступило 882 отчета о посещении торговых точек, тогда как в ДД.ММ.ГГГГ всего 112. 1.1.4. Услуги мерчандайзинга, осуществляемые в пользу ООО «<данные изъяты>» мерчандайзинговым агентством ООО «<данные изъяты>», в контроле (аудите) исполнения которых, от имени ИП Д., участвовала истец, как работник ответчика. ООО «<данные изъяты>» предоставляет Издательству следующие услуги мерчандайзинга по адресной программе в соответствии с Договором возмездного оказания услуг N от ДД.ММ.ГГГГ и Приложениями к указанному договору: 1.Контроль наличия продукции на полках, в местах товарного запаса и на складе торговой точки; 2.Обеспечение выкладки продукции и размещение рекламных материалов в местах продаж в соответствии с утвержденными стандартами; 3.Обеспечение наличия ценников и их соответствие представленной продукции; 4.Подготовка продукции к возврату; 5.Предоставление заказчику еженедельного отчета в типовой форме согласованный, на сайте компании <данные изъяты>/; 6.Взаимодействие с ответственными лицами торговой точки, руководителем секции и менеджером по управлению товарными запасами. С <данные изъяты> в связи с закрытием на длительный период предприятий розничной торговли непродовольственными товарами и последующим резким сокращением трафика покупателей и неэффективной работой данного мерчандайзингового агентства было принято решение прекратить сотрудничество с ООО «<данные изъяты>», что тоже снизило объем выполняемой работы Н.Д.ВА. по аудиту (контролю) деятельности мерчендайзинговых агентств Издательства (в рамках выполнения ИП Дорофеева в пользу ООО «<данные изъяты>» услуг по контролю деятельности мерчандайзинговых агентств, на основании договора N от ДД.ММ.ГГГГ). Уменьшение проверяемых работником Н.Д.ВА. (истцом) отчетов мерчендайзеров состоящих в штате ООО «<данные изъяты>» отражено в Аналитической справке по оказанию мерчандайзинговых услуг в пользу ООО «МОЗАИКА<данные изъяты>», а также в ежемесячных Актах об оказании ООО «<данные изъяты>» услуг в пользу ООО «<данные изъяты>» за период ДД.ММ.ГГГГ.г. Так, в ДД.ММ.ГГГГ от мерчандайзеров состоящих в штате ООО «<данные изъяты>» поступило 473 отчета о посещении торговых точек, тогда как в ДД.ММ.ГГГГ всего 12. Исходя из вышеизложенного, у ответчика как работодателя, реально снизились объемы работ, возможность чего была предусмотрена (согласована) сторонами в трудовом договоре, как основание одностороннего расторжения работодателем трудового договора. 2. Позиция ответчика на применение к отношениям сторон трудового спора Письма Министерства труда и социальной защиты N от ДД.ММ.ГГГГ. В соответствии с Положением о Министерстве труда и социальной защиты РФ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 19.06.2012 N 610, Минтруд России дает разъяснения по вопросам, отнесенным к компетенции Министерства, в случаях, предусмотренных законодательством РФ (п. 5.16). В соответствии с Положением о Федеральной службе по труду и занятости, утвержденным постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 324, Роструд РФ осуществляет информирование и консультирование работодателей и работников по вопросам соблюдения трудового законодательства и нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (п. 5.5.4). Письма Минтруда РФ и Роструда РФ не являются нормативно-правовыми актами, а это значит, не являются документами применимыми для разрешения возникшего спора. Применимой к отношениям сторон является исключительно статья 312.5 ТК РФ предполагающая указание сторонами в трудовом договоре с дистанционным работником дополнительных к нормам ТК РФ оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Требования истца о компенсации ответчиком сумм морального вреда в размере 20 000,00 руб. ответчик считает незаконными и необоснованными, а в случае удовлетворения судом требований истца, подлежащей снижению, в связи с их чрезмерностью. Истец в своем исковом заявлении сумму морального вреда никак не обосновывает (л.д. 73-79).
Исследовав материалы дела, выслушав пояснения истца, оценив возражения ответчика, допросив свидетелей, заключение прокурора, полагавшего заявленные требования истца о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда не подлежащими удовлетворению, поскольку в действиях ИП Д.Д. при увольнении нарушений трудового законодательства не установлено, суд находит заявленные уточненные исковые требования не подлежащими удовлетворению.
Согласно ст. 352 ТК РФ одним из способов защиты трудовых прав и свобод является судебная защита.
В силу положений ст. 312.1 ТК РФ: дистанционной работой является выполнение определенной трудовым договором трудовой функции вне места нахождения работодателя, его филиала, представительства, иного обособленного структурного подразделения (включая расположенные в другой местности), вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под контролем работодателя, при условии использования для выполнения данной трудовой функции и для осуществления взаимодействия между работодателем и работником по вопросам, связанным с ее выполнением, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети «Интернет». Дистанционными работниками считаются лица, заключившие трудовой договор о дистанционной работе. На дистанционных работников распространяется действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, с учетом особенностей, установленных настоящей главой. В случаях, если в соответствии с настоящим Кодексом работник должен быть ознакомлен в письменной форме, в том числе под роспись, с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с его трудовой деятельностью, приказами (распоряжениями) работодателя, уведомлениями, требованиями и иными документами, дистанционный работник может быть ознакомлен с ними путем обмена электронными документами между работодателем и дистанционным работником.
Судом установлено, что на основании приказа о приеме работника на работу N от ДД.ММ.ГГГГ и трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ истец Н.Д.ВБ. с ДД.ММ.ГГГГ принята на работу в должности мерчендайзера в отдел мерчендайзинга для выполнения трудовой функции вне места расположения работодателя (дистанционно) (л.д. 32; л.д. 28-31).
Дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ к трудовому договору о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ истец Н.Д.ВБ. переведена постоянно на должность полевого супервайзера, также в режиме удаленной работы (л.д. 33, л.д. 34).
Трудовым договором о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что работник Н.Д.ВБ. при заключении и подписании указанного договора ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ с локально-нормативными актами (л.д. 31).
Предметом спора не являлось признание истцом Н.Д.ВА. недействительными условий заключенного между сторонами трудового договора в части дистанционного характера выполнения возложенной на нее трудовой функции.
В соответствии со ст. 22 ТК РФ: работодатель наделен правом заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.
Согласно ст. 312.4 ТК РФ: если иное не предусмотрено трудовым договором о дистанционной работе, режим рабочего времени и времени отдыха дистанционного работника устанавливается им по своему усмотрению. Порядок предоставления дистанционному работнику ежегодного оплачиваемого отпуска и иных видов отпусков определяется трудовым договором о дистанционной работе в соответствии с настоящим Кодексом и иными актами, содержащими нормы трудового права.
В соответствии с положениями ст. 312.5 ТК РФ, установлены особенности прекращения трудового договора о дистанционной работе: расторжение трудового договора о дистанционной работе по инициативе работодателя производится по основаниям, предусмотренным трудовым договором. В случае, если ознакомление дистанционного работника с приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора о дистанционной работе осуществляется в форме электронного документа, работодатель в день прекращения данного трудового договора обязан направить дистанционному работнику по почте заказным письмом с уведомлением оформленную надлежащим образом копию указанного приказа (распоряжения) на бумажном носителе.
Уведомлением N от ДД.ММ.ГГГГ «О предстоящем увольнении по инициативе работодателя, согласно п. 10.2. Трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ работодатель ИП Д.Д. в связи с отсутствием достаточных объемов работы, согласно п. 10.2. трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ оповещает Н.Д.ВВ. о предстоящем расторжении указанного трудового договора, с указанием последнего рабочего дня ДД.ММ.ГГГГ. Одновременно работодатель имеет намерения по выплате работнику компенсации в размере 60 000,00 рублей с расторжением трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (по соглашению сторон). С указанным уведомлением истец ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ с указанием, что не согласна с расторжением договора и суммой компенсации и мотивированный отказ в письменном виде ей (Н.Д.ВА.) будет предоставлен в течение 4 дней (л.д. 35).
Приказом (распоряжением) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) изданным ИП Д.Д. за N от ДД.ММ.ГГГГ Н.Д.ВБ. полевой супервайзер уволена с ДД.ММ.ГГГГ по инициативе работодателя, в связи с отсутствием у работодателя достаточных объемов работы, п. 10.2 трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ, часть первая статьи 312.5 ТК РФ. Основание: трудовой договор о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 36).
Из письменного обращения истца Н.Д.ВА. от ДД.ММ.ГГГГ, полученного ответчиком ДД.ММ.ГГГГ, следует, что истец выражает свое несогласие с предложенными работодателем ИП Д.Д. условиями расторжения трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, изложенными в уведомлении N от ДД.ММ.ГГГГ, ввиду неудовлетворительного малого размера предложенной работодателем компенсации, особенно, с учетом того, что на протяжении всего срока действия договора ей (Н.Д.ВА.) не выплачивалась компенсация в соответствии с п. 6.2. договора за износ личного автомобиля, который использовался истцом в интересах ответчика с ведома и одобрения последнего (л.д. 56).
Суд отмечает, что фактически истцом Н.Д.ВА. при увольнении по инициативе работодателя не оспаривались основания расторжения трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ (отсутствие достаточных объемов работы). Истец выражала свое несогласие лишь с размером предложенной работодателем денежной компенсации при ее увольнении, выплата которой являлась правом работодателя. В свою очередь, неисполнение работодателем ИП Д.Д. иных условий трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ (в частности не выплата работнику компенсации в соответствии с п. 6.2. договора за износ личного автомобиля), на что указывает истец в своем несогласии с оспариваемым приказом, по мнению суда, не влечет за собой незаконности увольнения работника.
В силу п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.
В соответствии с условиями срочного трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ Индивидуальный предприниматель Д.Д., именуемая в дальнейшем «Работодатель» с одной стороны и гражданка Российской Федерации Н.Д.ВБ., именуемая в дальнейшем «Работник», совместно именуемые «Стороны», заключили настоящий Договор о нижеследующем: п. 1.1. Договора: по настоящему трудовому договору Работодатель обязуется принять Работника на должность Мерчендайзера, а работник лично обязуется выполнять свои должностные обязанности в соответствии с настоящим трудовым договором и должностной инструкцией; п. 1.2. Договора: настоящий трудовой договор является договором о дистанционной работе Работника, Работник выполняет трудовую функцию вне места расположения Работодателя (дистанционно); п. 1.3. Договора: настоящий трудовой договор является трудовым договором по основному месту работы; п. 1.4. Договора: по соглашению сторон сведения о дистанционной работе не вносятся в трудовую книжку дистанционного работника, а при заключении трудового договора впервые трудовая книжка дистанционному работнику не оформляется; п. 1.6. Договора: при приеме на работу Работник ознакомлен с локальными нормативными актами Работодателя, касающимися его трудовой деятельности.
Указанный договор является срочным на основании ст. 59 ТК РФ и вступает в силу со дня его заключения Работником и Работодателем (п. 2.1.). Дата начала работы: ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ и установлением работнику испытательного срока — 3 месяца с даты начала работы (п. 2.2., п. 2.3., п. 2.4.).
В силу положений ст. 58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.
По условиям Дополнительного соглашения от ДД.ММ.ГГГГ к трудовому договору о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ работник Н.Д.ВБ. переводится на постоянную работу (л.д. 33, л.д. 34).
Пунктом 7.1. трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ предусмотрено: работнику устанавливается ежемесячный оклад
в размере 23 000 (Двадцать три тысячи) рублей из расчета 40 часовой рабочей недели (согласно заключенного между сторонами Дополнительного соглашения от ДД.ММ.ГГГГ истцу устанавливается должностной оклад в размере 30 000,00 руб.). Из п. 7.3. Договора усматривается: в связи с разъездным характером работы, работодатель компенсирует Работнику транспортные расходы, связанные с выполнением служебных обязанностей на основании предоставленных документов, подтверждающих фактические затрат за период отчета.
В п. 10.1. Договора стороны пришли к соглашению: действие настоящего Договора может быть прекращено по следующим основаниям: по соглашению Сторон; по истечению срока трудового договора; по инициативе работника; по инициативе работодателя; по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, предусмотренным ст. 83 ТК РФ.
Согласно п. 10.2. Договора: расторжение трудового договора по инициативе работодателя может быть осуществлено в иных случаях: отсутствия у Работодателя достаточных объемов работы; при неудовлетворенности работодателя результатами работы удаленного сотрудника; ликвидации организации; сокращении численности или штата работников организации; неоднократном неисполнении работником без уважительных причин трудовых обязанностей, в том числе неоднократном (более одного раза) нарушении порядка и сроков документооборота; отказа Работника от продолжения работы в связи со сменой собственника имущества организации, с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией; отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.
Из обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, следует, что истцом Н.Д.ВА. всегда добросовестно выполнялись должностные обязанности, поручения работодателя ею выполнялись своевременно, к дисциплинарной ответственности
не привлекалась, трудовой распорядок указанным работником не нарушался.
Согласно ст. 15 ТК РФ трудовые отношения — отношения, основанные
на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.
В соответствии со ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии
с настоящим Кодексом.
В соответствии со ст. 56 Трудового Кодекса РФ трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
Представленными ответчиком ИП Д.Д. письменными доказательствами, в силу ст. 56 ГПК РФ, не оспоренными истцом Н. — К. подтверждается существенное снижение объемов работы ответчика, именно на которой дистанционно был занят истец (более чем в два раза), о чем свидетельствует финансово-хозяйственная и бухгалтерская документация (л.д. 80, л.д. 81-109, л.д. 110, л.д. 111, л.д. 112, л.д. 113, л.д. 114, л.д. 115, л.д. 116, л.д. 117, л.д. 118).
В свою очередь доказательства, представленные истцом Н. — К. в виде деловой переписки с подчиненными и руководящими работниками (л.д. 57-72) и показаний допрошенных свидетелей ФИО1 (работника ИП Д.Д. по трудовому договору о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ — л.д. 44-47 и работника ООО «<данные изъяты>» по договору возмездного оказания услуг NN от ДД.ММ.ГГГГ — л.д. 48-49); ФИО2 (работника ИП Д.Д. по трудовому договору о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ — л.д. 50-54) в подтверждение факта отсутствия сокращения объемов работы, бесспорно, не опровергают доказательства ответчика, указывающие на уменьшение объема выполняемых истцом работ.
Доводы и утверждения Н. — К., а также показания допрошенных свидетелей ФИО1 и ФИО2 в той части, что работа истца не являлась дистанционной, так как ее рабочее место находилось в офисе, суд считает несостоятельными, поскольку положения трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ устанавливающего выполнение работником трудовой функции вне места расположения работодателя (дистанционно), с момента заключения указанного договора и на момент разрешения заявленных требований, не оспорены истцом и не признаны недействительными.
Исследованными в судебном заседании доказательствами подтверждается, что в связи с уменьшением объема выполняемых истцом работ изменения в штатное расписание ответчиком ИП Д.Д. не вносились, уведомлений работникам об изменении условий труда связанных с изменением объемов работ не направлялись. Условия трудового договора ответчиком не изменялись.
Заявления истца Н. — К. о том, что работодатель ИП Д.Д., злоупотребив своими полномочиями, уволил ее как негодного работника под видом сокращения объемов работ, не имеет никаких под собой оснований, поскольку истец не имеет дисциплинарных взысканий. Доказательств обратного материалы дела не содержат.
Каких-либо оснований подвергать сомнению представленные ответчиком документы, положенные в обоснование увольнения истца, у суда не имеется.
В судебном заседании достоверно установлено, что между сторонами заключен трудовой договор о дистанционной работе, то есть истец Н.Д.ВБ. являлась дистанционным работником.
Положениями ст. 81 ТК РФ определены основания для расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Вместе
с тем положениями трудового законодательства о дистанционной работе, помимо названных оснований, установлены и иные основания для увольнения, если они предусмотрены в трудовом договоре с дистанционным работником (ст. 312.5 ТК РФ).
Таким образом, по общему правилу трудовой договор с дистанционным работником может быть прекращен по инициативе работодателя как по общим основаниям, установленным ст. 81 ТК РФ для всех категорий работников, так и по дополнительным основаниям, предусмотренным трудовым договором.
При этом никаких требований к форме, в которой должны быть предусмотрены такие дополнительные основания (императивной или диспозитивной) действующее трудовое законодательство не содержит.
Судом при разрешении спора, учитывается тот факт, что истцом Н.Д.ВА. добровольно заключен трудовой договор о дистанционной работе, она была ознакомлена со всеми его условиями, а также ознакомлена с локальными нормативными актами работодателя, о чем свидетельствует ее подпись, как в п. 12 трудового договора, так и в дополнительном соглашении от ДД.ММ.ГГГГ к трудовому договору о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ.
Пункт 10 трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ заключенного между сторонами содержит исчерпывающий перечень оснований для его расторжения, среди которых имеются как общие основания, установленные трудовым законодательством, так и дополнительные основания, по которым работодатель вправе в одностороннем порядке расторгнуть трудовой договор по своей инициативе. В числе прочих такими дополнительными основаниями могут быть: отсутствие у Работодателя достаточных объемов работы; при неудовлетворенности работодателя результатами работы удаленного сотрудника; ликвидации организации; сокращении численности или штата работников организации; неоднократном неисполнении работником без уважительных причин трудовых обязанностей, в том числе неоднократном (более одного раза) нарушении порядка и сроков документооборота, отказа Работника от продолжения работы в связи со сменой собственника имущества организации, с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией; отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.
Согласно ст. 2 ГК РФ: предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке.
В силу п. 1 ст. 50 ГК РФ: юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации).
Ответчик ИП Д.Д. является коммерческой организацией зарегистрированной в качестве юридического лица в форме индивидуального предпринимателя, о чем достоверно было известно истцу Н.Д.ВА. до заключения трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ и следует из его текста.
Принимая во внимание, что для коммерческой организации основной целью деятельности является извлечение прибыли, направлениями деятельности являются основные направления.
Трудовой договор о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ заключен истцом добровольно, Н.Д.ВБ. ознакомлена с уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ N о предстоящем увольнении по инициативе работодателя, согласно п. 10.2 трудового договора о дистанционной работе N от ДД.ММ.ГГГГ и отказалась от предложенной ИП Д.Д. в уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ N о предстоящем увольнении денежной компенсации в сумме 60 000,00 руб., размер которой был увеличен ответчиком в ходе разрешения судом спора до 90 000,00 руб. в целях его урегулирования (истцом не приняты предложенные ответчиком условия мирового соглашении, занесенные в протокол судебного заседания), в связи, с чем у ИП Д.Д. имелись основания для увольнения Н.Д.ВА. по основаниям, указанным работодателем в оспариваемом приказе. С учетом, установленных по делу обстоятельств, правовых оснований для признания приказа об увольнении N от ДД.ММ.ГГГГ и восстановлении Н.Д.ВА. на работе у ИП Д.Д. в занимаемой должности суд не усматривает.
Исходя из того, что в действиях ИП Д.Д. при увольнении Н.Д.ВА. не установлено нарушений трудового законодательства, требования истца о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению судом.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 — 198, 199 ГПК РФ, суд

решил:

в удовлетворении исковых требований Н.-Камоцкой <данные изъяты> к ИП Д.Д. <данные изъяты> о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда — отказать.
Решение может быть обжаловано в Московский областной суд через Каширский городской суд Московской области в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме — ДД.ММ.ГГГГ.

Судья
О.Н.ЮДИНА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО