Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

РЕШЕНИЕ Суда по интеллектуальным правам от 11.09.2020 № СИП-903/2019

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 11 сентября 2020 г. по делу N СИП-903/2019

Резолютивная часть решения объявлена 8 сентября 2020 года.
Полный текст решения изготовлен 11 сентября 2020 года.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующего — судьи Голофаева В.В.,
судей — Рогожина С.П., Сидорской Ю.М.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Грищенко А.А. рассмотрел в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению Ибатуллина Азамата Валерьяновича (г. Уфа, Республика Башкортостан, ОГРНИП 311028012400084) к общественной организации «Российское физкультурно-спортивное общество «Локомотив» (ул. Басманная нов., д. 14, стр. 2, ком. 8, Москва, ОГРН 1027739548726) о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 вследствие их неиспользования.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности
(Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200).
В судебном заседании, проведенном с использованием системы веб-конференции информационной системы «Картотека арбитражных дел», приняли участие:
индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович (личность удостоверена паспортом гражданина Российской Федерации);
от общественной организации «Российское физкультурно-спортивное общество «Локомотив» — Щербина В.А. (по доверенности от 10.02.2020).
Суд по интеллектуальным правам

установил:

индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович (далее — истец) обратился в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к общественной организации «Российское физкультурно-спортивное общество «Локомотив» (далее — ответчик) о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 вследствие их неиспользования.
Уточнив исковые требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истец просит досрочно прекратить правовую охрану указанных товарных знаков в отношении услуг 35-го класса «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров; организация выставок в коммерческих и рекламных целях; организация торговых ярмарок в рекламных целях» Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ).
На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).
Ответчик в отзывах на исковое заявление, возражая против удовлетворения исковых требований, указал на злоупотребление правом со стороны истца, отсутствие заинтересованности у него в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513, а также сослался на их фактическое использование.
От Роспатента поступил письменный отзыв, в котором указано, что вопрос о досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков вследствие их неиспользования не относится к компетенции данного государственного органа. Одновременно Роспатентом заявлено ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.
Истец в судебном заседании заявленные требования поддержал.
Представитель ответчика в судебном заседании возражал против удовлетворения заявленных требований.
Роспатент, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направил. В соответствии с положениями статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие представителя Роспатента.
Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, выслушав сторон, суд пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных требований исходя из следующего.
Судом установлено, что ответчик является правообладателем словесных товарных знаков «» и «» по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 соответственно с приоритетом от 11.06.2010, зарегистрированных 18.01.2012 в отношении в том числе указанных услуг 35-го класса МКТУ.
Истец, ссылаясь на свою заинтересованность в использовании сходного с данными товарными знаками обозначения в отношении однородных услуг и полагая, что они не используются правообладателем в отношении указанных услуг 35-го класса МКТУ в течение трех лет, предшествующих дате направления предложения заинтересованного лица, обратился в суд с настоящим иском.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.
Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее — предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.
Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.
Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.
Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.
Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.
Истцом соблюден досудебный порядок урегулирования настоящего спора, что соответствует положениям абзаца четвертого пункта 1 статьи 1486 ГК РФ и подтверждается представленным в материалы дела предложением заинтересованного лица с доказательствами его направления 25.07.2019 ответчику, а также соблюден двухмесячный срок ожидания ответа правообладателя с момента направления этого предложения и тридцатидневный срок на подачу искового заявления (исковое заявление подано в суд 31.10.2019).
Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее — Обзор судебной практики от 23.09.2015), истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака.
Применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в досрочном прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака. К таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.
Согласно пункту 165 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 10) для признания осуществляющего предпринимательскую деятельность лица заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования необходимо, чтобы совокупность обстоятельств дела свидетельствовала о том, что направленность интереса истца заключается в последующем использовании им в отношении однородных товаров тождественного или сходного до степени смешения со спорным товарным знаком обозначения с обеспечением его правовой охраны в качестве средства индивидуализации либо без такового.
В пункте 162 Постановления N 10 разъяснено, что однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.
Согласно пункту 41 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах; обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.
Свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков истец обосновал принадлежностью ему исключительного права на товарный знак «» по свидетельству Российской Федерации N 664748, зарегистрированный в отношении услуги 42-го класса МКТУ «реализация товаров» с приоритетом от 20.11.1995, который используется лицензиатом — индивидуальным предпринимателем Шабаевой Лилией Ивановной для индивидуализации магазина.
В подтверждение своей заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 в отношении названных услуг 35-го класса МКТУ истцом в материалы дела представлены:
— лицензионный договор от 31.05.2019, заключенный между ним и индивидуальным предпринимателем Шабаевой Лилией Ивановной, которой предоставлено неисключительное право на использование товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 664748 для индивидуализации всех услуг, в отношении которых он зарегистрирован, любым не противоречащим законам способом, в том числе при продаже товаров, на документации, а также в объявлениях, на вывесках, рекламе, в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации;
— фотография магазина «ЛОКОМОТИВ».
Кроме того, в подтверждение осуществления деятельности по продаже товаров истцом были представлены видеозаписи от 06.06.2019, от 22.06.2019, от 27.08.2020, подтверждающие факт розничной торговли продуктами питания в магазине «ЛОКОМОТИВ», факты закупки товаров. Видеозаписи подтверждают также факт использования лицензиатом истца товарного знака «ЛОКОМОТИВ» по свидетельству Российской Федерации N 664748 в оттиске печати, которая была проставлена на кассовом чеке при продаже товара.
Представленные истцом документы в совокупности подтверждают осуществление лицензиатом истца деятельности по розничной продаже продуктов питания.
При этом судебная коллегия отмечает, что использование товарного знака не самим правообладателем, а иным лицом, с которым правообладателем заключен лицензионный договор, является правомерным способом его использования.
Кроме того, как следует из приведенных выше разъяснений высшей судебной инстанции, заинтересованным может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака.
В связи с этим судебная коллегия не может согласиться с доводами ответчика о том, что само по себе обладание исключительным правом на сходный товарный знак и предоставление права использования обозначения другому лицу не может по смыслу статьи 1486 ГК РФ свидетельствовать о заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков.
Истец полагает, что услуга 42-го класса МКТУ «реализация товаров», в отношении которой зарегистрирован принадлежащий ему товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 664748, используемый лицензиатом для индивидуализации услуг по реализации товаров через принадлежащий ему магазин, является однородной услугам 35-го класса МКТУ «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров; организация выставок в коммерческих и рекламных целях; организация торговых ярмарок в рекламных целях», в отношении которых им испрашивается досрочное прекращение правовой охраны спорных товарных знаков.
Возражая против досрочного прекращения правовой охраны спорных товарных знаков, ответчик в отзыве на исковое заявление указывает, что услуга 42-го класса МКТУ «реализация товаров» и услуги 35-го класса МГТУ «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товара; организация выставок в коммерческих и рекламных целях, организация торговых ярмарок в рекламных целях» не являются однородными, поскольку относятся к разным видам деятельности — услуги торговли и рекламные услуги.
Рассмотрев вопрос о заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака, суд приходит к следующим выводам.
Услуга 35-го класса МКТУ «демонстрация товаров», для которой зарегистрированы спорные товарные знаки, направлена на продвижение и реализацию товаров третьих лиц. В то же время осуществляемая лицензиатом истца деятельность по реализации товаров также направлена на продвижение товаров третьих лиц, следовательно, она является однородной названной услуге.
Данные услуги имеют сходную направленность (предложение продукции покупателям) и цель (доведение товара до потребителя). При этом услуги розничной торговли продуктами питания традиционно сопряжены с демонстрацией товаров.
Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 31.03.2017 по делу N СИП-476/2016.
Взаимодополняемость и взаимозаменяемость сравниваемых услуг, условия их оказания, круг потребителей, преимущественный уклад оказания этих услуг, сходные характеристики и состав из схожих компонентов (демонстрация, продажа) позволяют сделать вывод, что эти услуги выполняют одни и те же функции — продвижение, реализация различных товаров, перечень которых не ограничен. Более того, по причине природы и назначения этих услуг они могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.
Услуги 35-го класса МКТУ «агентства по импорту-экспорту», для которых зарегистрированы спорные товарные знаки, однородны указанной деятельности по розничной продаже продовольственных товаров, поскольку они имеют одно назначение (передача в собственность потребителю определенного товара), общие способы оказания (путем заключения договора купли-продажи и передачи в собственность потребителю товара), круг потребителей, места реализации (в том числе путем предложения товаров в сети Интернет, посредством торгового предприятия (кафе), а также иных точек продаж), а, следовательно, могут быть отнесены к одному источнику происхождения.
Вместе с тем суд соглашается с доводами ответчика о неоднородности деятельности по реализации товаров услугам 35-го класса МКТУ «организация выставок в коммерческих и рекламных целях, организация торговых ярмарок в рекламных целях» ввиду следующего.
Сравниваемые услуги относятся к различным видам услуг, характеризуются различным содержанием и назначением.
Так, к обязанностям организатора ярмарки (выставки) для коммерческих и рекламных целей относятся: подготовка специализированного помещения; определение режима работы ярмарки (выставки), порядка их организации; определение состава участников, рабочих органов (дирекции, групп по маркетингу, учета договоров и пр.); предоставление мест для продавцов (демонстраторов); опубликование в средствах массовой информации и размещение на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» информации о ярмарке (выставке); оказание рекламных услуг; обеспечение необходимым оборудованием, инфраструктурой, охраной и другие. Следовательно, услуги по организации выставок и ярмарок для коммерческих и рекламных целей предназначены для обеспечения информационного, технического, консультационного, бытового и культурного обслуживания участников и иных мероприятий организационного характера. Подобный комплекс обязанностей и действий не характерен для услуги по реализации товаров.
К потребителям таких услуг относятся производители (продавцы) товаров, лица, оказывающие услуги (выполняющие работы), тогда как потребителями услуги по реализации товаров являются не только лица, непосредственно заказывающие эти услуги, но и лица, непосредственно испытывающие потребность в тех или иных товарах (услуге, работе).
Назначением услуги «реализация товаров» является продажа покупателям товаров любых производителей, вида и ассортимента. Лицами, оказывающими данную услугу, являются торговые предприятия (магазины), в определенных случаях имеющие специальное разрешение (лицензию) на торговую деятельность в целом или продажу отдельных видов товаров.
В свою очередь, реализация товаров представляет собой передачу на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результаты выполненных работ одним лицом другому лицу, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.
Поскольку реализация товаров представляет собой деятельность, связанную с передачей на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом другому лицу, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, то названная услуга не может быть однородной услугам по организации выставок и ярмарок для коммерческих и рекламных целей.
То обстоятельство, что выставки могут проходить на территории магазинов, не влияет на указанный вывод ввиду значительных различий в содержании данных услуг и общих условиях их оказания.
Вывод о неоднородности торговой деятельности (деятельности по реализации товаров) и деятельности по организации выставок и ярмарок для коммерческих и рекламных целей был сделан также в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 31.03.2017 по делу N СИП-476/2016.
Сходство используемого лицензиатом истца товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 664748 со спорными товарными знаками обусловлено наличием у них общего словесного элемента «ЛОКОМОТИВ», указанного в латинице и в кириллице, что не оспаривается лицами, участвующими в деле.
При таких обстоятельствах, оценив совокупность представленных истцом доказательств, суд приходит к выводу о том, что он является лицом, имеющим реальное намерение использовать в гражданском обороте посредством лицензиата при оказании услуг по реализации товаров обозначение, сходное до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 451512 N 451513, а, следовательно, он является лицом, заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков в отношении услуг 35-го класса МКТУ «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров».
Довод ответчика о том, что в подтверждение своей заинтересованности истец не представил доказательства производства товаров и оказания услуг, совершения им достаточных подготовительных действий к использованию обозначения и реального намерения использовать в последующем обозначение для однородных товаров и услуг, не может быть принят во внимание. Данный довод опровергается вышеуказанными доказательствами, которые подтверждают осуществление лицензиатом истца деятельности по оказанию услуг розничной продажи продовольственных товаров населению.
При этом является очевидным, что любой правообладатель товарного знака заинтересован в исключении (недопущении) существования чужих товарных знаков, сходных до степени смешения с его товарным знаком, и зарегистрированных в отношении однородных услуг, поскольку это фактически ведет к тому, что иными лицами могут использоваться сходные с принадлежащим правообладателю товарным знаком обозначения в отношении однородных товаров.
Доказанность истцом заинтересованности в досрочном прекращении спорных товарных знаков только в отношении услуг 35-го класса МКТУ «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров» является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований в отношении иных испрашиваемых услуг. Доказывание ответчиком использования товарного знака в той части, в которой истец не доказал свою заинтересованность, не требуется.
Судебная коллегия не может согласиться и с доводом ответчика о наличии в действиях истца по предъявлению настоящего искового заявления в суд признаков злоупотребления правам по следующим основаниям.
По мнению ответчика, злоупотребление правом при использовании исключительного права на товарный знак состоит в запрещении его использования третьим лицам. Ответчик считает, что спорные обозначения, зарегистрированные в качестве товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 в 2012 году, приобрели известность, узнаваемость и репутацию среди жителей нашей страны (которые являются болельщиками и одновременно потребителями фирменной продукции, атрибутики спортивных клубов общества) именно благодаря хозяйственной, общественной деятельности ответчика и его инвестициям. В свою очередь, истец, указывая на принадлежащий ему приоритет в использовании спорных товарных знаков, пытается извлечь финансовую выгоду, направляя претензии хозяйствующим субъектам, которые реально используют товарные знаки на протяжении многих лет, с указанием «на возможность взаимовыгодного сосуществования товарных знаков». Как указывает ответчик, это противоречит основной функции товарного знака, состоящей в индивидуализации товаров правообладателя, и свидетельствует о недобросовестном поведении правообладателя, о злоупотреблении истцом своим правом.
Пунктом 1 статьи 10 ГК РФ предусмотрено, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).
В силу пункта 5 той же статьи добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
По смыслу вышеприведенных норм, добросовестным поведением является поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
Под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.
О злоупотреблении субъективным правом могут свидетельствовать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права.
Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами необходимо исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.
При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.
Заявляя о злоупотреблении правом со стороны истца, ответчик указывает на отсутствие у него законного интереса к использованию сходного со спорными товарными знаками обозначения.
Вместе с тем, как указывалось выше, на основании оценки представленных в материалы дела доказательств судом признано доказанным наличие у истца заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака.
Как указано выше, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 42 Обзора судебной практики от 23.09.2015, применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.
Интерес истца в досрочном прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака является доказанным, основан на наличии у него реального намерения использовать обозначение, сходное с товарным знаком ответчика, в отношении однородных услуг, и фактических действий по использованию обозначения «ЛОКОМОТИВ» указанным лицензиатом истца.
В связи с этим возражения ответчика являются не основанными на правовых нормах, противоречат разъяснениям высшей судебной инстанции и не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.
Согласно пункту 3 статьи 1486 ГК РФ на правообладателе лежит бремя доказывания использования товарного знака.
С учетом даты направления предложения заинтересованного лица (25.07.2019), период времени, в течение которого правообладателем должно быть доказано использование товарного знака, составляет с 25.07.2016 по 24.07.2019.
Согласно пункту 2 статьи 1486 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.
В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В подтверждение факта использования спорных товарных знаков для испрашиваемых истцом услуг 35-го класса МКТУ ответчик представил лицензионные договоры с профессиональными спортивными клубами — с Хоккейным клубом «Локомотив» Ярославль» (в настоящее время — Ассоциация «Хоккейный клуб «Локомотив») от 14.01.2014, с Футбольным клубом «ЛОКОМОТИВ» от 01.06.2018 и с обществом с ограниченной ответственностью «Финресурс» от 01.05.2015 (действовал до 31.05.2018), согласно которым им передано неисключительное право использования спорных товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 при оказании услуг, в предложении об оказании услуг, предоставлено право наносить товарные знаки на атрибутику и иные товары, производимые для собственного использования и для реализации (в том числе путем продажи) третьим лицам, а также в объявлениях, на вывесках и рекламе, в сети интернет, в том числе доменном имени и при других способах адресации, иными, не запрещенными законом способами.
В качестве доказательства использования непосредственно самим ответчиком спорных товарных знаков в материалы дела представлены договоры поставки: с обществом с ограниченной ответственностью «Печатный дом «Магистраль» от 30.10.2017, с обществом с ограниченной ответственностью «РПК-Престо» от 10.10.2017, с обществом с ограниченной ответственностью «Торговая компания «Аррандж» за период 2016-2017 годы, с индивидуальным предпринимателем Крутовым С.Ю. от 10.05.2017, с индивидуальным предпринимателем Желтовой С.С. от 08.12.2017, с обществом с ограниченной ответственностью «Велес» от 17.11.2016, согласно которым ответчик заказывает работы по изготовлению сувенирной продукции с нанесением товарных знаков согласно дизайн-макетам, с целью последующего распространения на спортивных мероприятиях РЖД.
К отзыву на уточненное исковое заявление ответчик представил договоры об оказании ему или его лицензиатам услуг по размещению рекламных и информационных материалов на внешних поверхностях и в салонах автобусов, а также договор от N 113 от 30.05.2017 с приложением N 1, заключенный с Автономной некоммерческой организацией Творческий центр «Выставка и Праздник», согласно которому ответчику как заказчику были оказаны услуги по обеспечению участия заказчика в XIII физкультурно-спортивном форуме «Готов к труду и обороне» в парке Победы на Поклонной горе в городе Москве в период 1 по 4 июня 2017 года.
Ответчик сослался на использование спорных товарных знаков в сети Интернет, что подтверждается, по его мнению, сайтами профессиональных спортивных клубов, которым на основании лицензионных договоров было передано право использования товарных знаков, поскольку на каждом сайте имеется магазин для реализации атрибутики с нанесенными товарными знаками.
Между тем судебная коллегия полагает, что доказанность факта использования ответчиком или аффилированными с ним лицами спорных товарных знаков для маркировки произведенных для них и реализуемых ими товаров не означает, что правообладатель доказал использование этого же знака при оказании испрашиваемых услуг 35-го класса МКТУ «демонстрация товаров».
Деятельность по реализации своих товаров не подпадает под понятие услуги, поскольку под услугой понимаются действия, направленные на оказание помощи, содействия другим лицам, то есть услуга оказывается третьим лицам.
Таким образом, реализация собственных товаров не может быть признана использованием ответчиком спорных товарных знаков в отношении рассматриваемых услуг 35-го класса МКТУ.
При этом судебная коллегия отмечает, что согласно абзацу второму пункта 166 Постановления N 10 при установлении обстоятельств использования спорного товарного знака однородность товаров и услуг не учитывается, если не доказана широкая известность этого знака.
Доказательства широкой известности ответчиком не представлялись.
В отношении договоров об оказании ответчику или его лицензиатам услуг по размещению рекламных и информационных материалов на внешних поверхностях и в салонах автобусов, а также в отношении договора N 113 от 30.05.2017, заключенного с Автономной некоммерческой организацией Творческий центр «Выставка и Праздник» по оказанию ответчику как заказчику услуг по обеспечению участия в физкультурно-спортивном форуме, судебная коллегия отмечает, что данные услуги были оказаны ответчику и его лицензиатам, следовательно, не подтверждают осуществлением ими деятельности, для индивидуализации которой были зарегистрированы спорные товарные знаки.
Приложенные ответчиком скриншоты страниц сети Интернет не могут доказывать использование ответчиком спорных товарных знаков в отношении каких-либо услуг, поскольку, во-первых, из содержания представленной информации невозможно установить факт использования спорных товарных знаков самим правообладателем или его лицензиатами в отношении услуг 35-го класса МКТУ, для индивидуализации которых он зарегистрирован, а, во-вторых, содержание скриншотов страниц сети Интернет не относится к спорному трехлетнему периоду.
С учетом изложенного, оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные ответчиком доказательства в совокупности, суд приходит к выводу о том, что они не подтверждают использование спорных товарных знаков в отношении услуг 35-го класса МКТУ «демонстрация товаров».
Таким образом, учитывая, что ответчик не доказал фактическое использование оспариваемого товарного знака в отношении услуг «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров», в то время как истец подтвердил свою заинтересованность в досрочном прекращении его правовой охраны в данной части, суд приходит к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения заявленных требований.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», при частичном удовлетворении требования неимущественного характера расходы по уплате государственной пошлины в полном объеме взыскиваются с противоположной стороны по делу.
Учитывая, что требования истца удовлетворены частично, судебный акт принят в его пользу, понесенные им судебные расходы, в том числе в связи с уплатой государственной пошлины за подачу искового заявления, подлежат взысканию в пользу истца с ответчика.
Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

решил:

требования Ибатуллина Азамата Валерьяновича удовлетворить частично.
Досрочно прекратить правовую охрану товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 451512 и N 451513 в отношении услуг 35-го класса «агентства по импорту-экспорту; демонстрация товаров» Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков вследствие их неиспользования.
В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.
Взыскать с общественной организации «Российское физкультурно-спортивное общество «Локомотив» в пользу Ибатуллина Азамата Валерьяновича (ОГРНИП 311028012400084) 12 000 (Двенадцать тысяч) рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления.
Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
В.В.ГОЛОФАЕВ

Судья
С.П.РОГОЖИН

Судья
Ю.М.СИДОРСКАЯ
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО