Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

РЕШЕНИЕ Центрального районного суда города Тольятти от 22.06.2020 № 2-2610/2020

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ТОЛЬЯТТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 22 июня 2020 г. по делу N 2-2610/2020

22 июня 2020 года Центральный районный суд г.о. Тольятти Самарской области в составе:
Председательствующего судьи Марковой Н.В.
с участием помощника прокурора Центрального района г.о. Тольятти Л.
при секретаре В.О.
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2610/2020 по иску Г. к Государственному бюджетному учреждению Здравоохранения Самарской области «Тольяттинская городская клиническая больница N 1» о восстановлении на работе, компенсации морального вреда,

установил:

Г. обратился в суд с иском к ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1», в котором просил признать увольнение незаконным, восстановить в должности заместителя главного врача по развитию общебольничного медицинского персонала, взыскать компенсацию морального вреда в размере 1 руб.
В обоснование исковых требований указано, что на основании трудового договора N 77 от 13.04.2015 года и приказа от 15.04.2015 года N 160-Л Г. принят на работу в ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1» на должность заместителя главного врача по развитию общебольничного медицинского персонала, на неопределенный срок, с датой начала работы 15.04.2015 года. Свои обязанности истец выполнял надлежащим образом. 12.05.2020 года главным врачом в адрес истца было направлено уведомление о прекращении трудовых отношений в связи с достижением возраста 65 лет. Приказом от 19.05.2020 года N 283-Л трудовой договор с истцом был прекращен в связи с достижением предельного возраста для замещения соответствующей должности. Приказ считает незаконным, поскольку частью 2 ст. 2 ФЗ от 29.07.2017 года N 256-ФЗ истцу гарантировано действие трудового договора до 01.10.2020 года, так как ко дню вступления закона в силу истец уже достиг возраста 65 лет, а трудовой договор с ним заключен на неопределенный срок.
В судебном заседании представитель истца Я., действующая по доверенности, исковые требования поддержала, суду пояснила, что увольнение истца произведено в период его нахождения в режиме самоизоляции в период ограничений, введенных в связи с распространением коронавирусной инфекции, поскольку истец имеет возраст более 65 лет. Работодатель в этой связи обязан был направить соответствующие сведения в орган социального страхования и оформить листок временной нетрудоспособности. Кроме того, истцу было присвоено звание «Почетный главный врач» и в силу положений коллективного договора заключаемый с ним трудовой договор на должность заместителя главного врача по развитию заключается на неопределенный срок. Просит признать увольнение истца незаконным, восстановить его в должности заместителя главного врача по развитию общебольничного медицинского персонала и взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1 руб.
Представитель ответчика ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1» В.Р., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив, что истец был уволен в связи с достижением предельного возраста для замещения должности и невозможностью перевода на иную должность, которая бы соответствовала квалификации истца.. Процедура увольнения была соблюдена. Вакантные должности «врач-анестезиолог-реаниматолог» и «врач-токсиколог» истец замещать не мог, поскольку является врачом-стоматологом, не имеет профессиональной переподготовки по специальностям анестезиология-реаниматология и токсикология, кроме того, он за последние 5 лет не проходил повышение квалификации в соответствии с требованиями, утвержденными приказом Минздрава России N 707н от 08.10.2015 года. Истец в период процедуры увольнения листок нетрудоспособности не оформлял. Указы Президента РФ, а также постановление Губернатора Самарской области об объявлении режима самоизоляции на работников здравоохранения не распространяются. На истца действие переходного периода, установленного ч. 2 ст. 2 ФЗ от 29.07.2017 года N 256-ФЗ, также не распространяется, поскольку на момент принятия данного закона истцу было уже 78 лет, то есть его возраст существенно превышал максимально допустимый возрастной ценз 70 лет для лиц, замещающих должность, в том числе, заместителя руководителя медицинской организации. Более того, в силу положений ч. 11 ст. 350 ТК РФ работодатель обязан прекратить действие трудового договора с лицом, замещающим должность руководителя, заместителя руководителя медицинской организации при достижении им предельного возраста.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего иск не подлежащим удовлетворению, суд также считает исковые требования Г. не обоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:
Согласно статье 22 ТК РФ работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.
Из материалов дела следует, что 13 апреля 2015 года между ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1» и Г. заключен трудовой договор N 77, по которому Г. принят на работу в общебольничный медицинский персонал на должность заместителя главного врача по развитию, с высшей квалификационной категорией, заслуженный врач РФ. Договор заключен на неопределенный срок, дата начала работы с 15.04.2015 года.
О принятии Г. на работу в ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1» на должность заместителя врача по развитию общебольничного медицинского персонала издан приказ N 160-Л от 15.04.2015 года.
12 мая 2020 года Г. было вручено уведомление о прекращении трудовых отношений на основании ч. 11 ст. 350 ТК РФ с 19 мая 2020 года в связи с достижением предельно допустимого возраста для замещения должности заместителя руководителя медицинской организации и по причине отсутствия иной должности, соответствующей квалификации Г., что подтверждается личной росписью Г. на уведомлении.
Приказом N 283-Л от 19 мая 2020 года с Г., главным врачом по развитию, расторгнут трудовой договор с 19.05.2020 года по ч. 11 ст. 350 ТК РФ (в связи с достижением предельного возраста для замещения соответствующей должности).
В обоснование требований представителем истца заявлено, что положениями ст. 350 ТК РФ истцу гарантировано действие трудового договора до 01.10.2020 года.
Между тем, указанные доводы судом не принимаются по следующим основаниям.
Согласно ст. 350 ТК РФ (в редакции ФЗ N 256-ФЗ от 29.07.2017 года) должности руководителей, заместителей руководителей медицинских организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органам местного самоуправления, руководителей филиалов медицинских организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, замещаются лицами в возрасте не старше шестидесяти пяти лет независимо от срока действия трудовых договоров. Лица, занимающие указанные должности и достигшие возраста шестидесяти пяти лет, переводятся с их письменного согласия на иные должности, соответствующие их квалификации (ч. 8).
Руководитель медицинской организации, подведомственной федеральному органу исполнительной власти, органу исполнительной власти субъекта РФ или органу местного самоуправления, имеет право продлить срок пребывания в должности работника, занимающего должность заместителя руководителя указанной медицинской организации или должность руководителя филиала медицинской организации, подведомственной федеральному органу исполнительной власти, до достижения им возраста семидесяти лет в порядке, установленном уставом медицинской организации.
Помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, основанием прекращения трудового договора с руководителем, заместителем руководителя медицинской организации, подведомственной федеральному органу исполнительной власти, органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органу местного самоуправления, руководителем филиала медицинской организации, подведомственной федеральному органу исполнительной власти, является достижение предельного возраста для замещения соответствующей должности в соответствии с настоящей статьей (ч. 10).
Из анализа вышеприведенной новой редакции ст. 350 ТК РФ следует, что руководители медицинских организаций не могут иметь возраст старше 65 лет. Данный возрастной ценз распространяется:
— на руководителей, заместителей руководителей медицинских организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти;
— на руководителей, заместителей руководителей медицинских организаций, подведомственных органам исполнительной власти субъектов РФ;
— на руководителей, заместителей руководителей медицинских организаций, подведомственных органам местного самоуправления;- на руководителей филиалов медицинских организаций, подведомственных федеральным органам исполнительной власти.
Таким образом, при достижении заместителем руководителя медицинской организации 65 лет, срок трудового договора с ним может быть продлен в пределах 5 лет, то есть до достижения 70-летнего возраста. При истечении срока трудового договора в 65 лет, так и после указанного возраста работнику при увольнении должна быть предложена иная работа, соответствующая его квалификации.
Вместе с тем, при достижении заместителем руководителя 70 лет законодатель не предусматривает ни обязанность по трудоустройству, ни возможность продления срока трудового договора.
Из материалов дела следует, что Г. на момент вступления в законную силу ФЗ от 29.07.2017 года N 256-ФЗ исполнилось полных 78 лет (ДД.ММ.ГГГГ года рождения), а на момент увольнения 19.05.2020 года 81 полных лет, в связи с чем, он подлежал увольнению в соответствии с ч. 11 ст. 350 ТК Российской Федерации в связи с достижением предельного возраста предусмотренного для руководящего работника.
Установленная ч. 2 ст. 2 ФЗ от 29.07.2017 года N 256-ФЗ возможность продления действия трудовых договоров предусмотрена только для лиц, достигших возраста 65 лет или которым исполнится 65 лет в течение 3 лет с 01.10.2017 года. Вопреки доводам стороны истца, лицам, достигшим возраста 70 лет, возможность продления действия трудовых договоров до 01.10.2020 года действующим законодательством не предоставляется.
Основанием для увольнения Г. является сам факт достижения им определенного возраста, в связи с чем, необходимость прекращения трудового договора при достижении работником предельного возраста пребывания на должности не зависит от воли сторон, а предусмотрена непосредственно в законе (ч. 11 ст. 350 ТК РФ).
Процедура увольнения Г. по указанным основаниям ответчиком соблюдена, что стороной истца не опровергнуто в ходе рассмотрения спора.
Также суд отмечает, что ответчиком рассматривался вопрос о переводе истца на иную вакантную должность, однако по причине отсутствия таковой это сделать не представилось возможным, о чем Г. было указано в Уведомлении о прекращении трудового договора от 12.05.2020 года.
Согласно сведений с официального сайта Службы занятости населения Самарской области, по состоянию на 19.05.2020 года в ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница N 1 имелись следующие вакантные должности: врач-анестезиолог-реаниматолог, врач-токсиколог и медицинская сестра.
Из материалов дела следует и не оспорено стороной истца, что Г. имеет специальность врач-стоматолог, а также высшую квалификационную категорию по специальности «организация здравоохранения и общественное здоровье».
Для занятия должностей врач-анестезиолог-реаниматолог и врач-токсиколог истцу, необходимо пройти профессиональную переподготовку по специальностям анестезиология-реаниматология или токсикология. Кроме того, истец должен был не реже одного раза в 5 лет в течение всех трудовой деятельности проходить повышение квалификации.
Между тем, достаточные и достоверные доказательства прохождения истцом профессиональной переподготовки по данным специальностям, а также прохождения в указанной периодичности повышения квалификации суду представлены не были.
Стороной ответчика прохождение истцом переподготовки и повышения квалификации не подтверждено.
Таким образом, суд отмечает, что возможность предоставления иной имеющейся на дату увольнения вакантной должности у работодателя отсутствовала. Более того, в силу положений ст. 350 ТК РФ при достижении лицом, занимающим должность заместителя руководителя, 70 лет законодатель не предусматривает обязанность по его трудоустройству.
Ссылка стороны истца на положения п. 3.20 и п. 8.3 Коллективного договора ГБУЗ СО «ТГКБ N 1», согласно которым за Г., как почетным врачом РФ, ранее замещающим должность главного врача больницы, при переводе на должность заместителя главного врача по развитию, трудовой договор заключается на неопределенный срок, не свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения иска, поскольку увольнение по данному основанию прямо предусмотрено нормами закона (ст. 350 ТК РФ), а положения Коллективного договора не должны противоречить трудовому и иному законодательству РФ.
Доводы стороны истца о том, что увольнение фактически произведено в период нетрудоспособности истца, поскольку Указами Президента РФ и постановлениями Губернатора Самарской области по состоянию на 25.05.20202 года граждане в возврате 65 лет и старше обязаны соблюдать режим самоизоляции, судом также не принимаются.
В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и в соответствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации, Указами Президента РФ N 206 от 25.03.2020 года, N 239 от 02.04.2020 года и N 294 от 28.04.2020 года на территории Российской Федерации с 30.03.2020 года по 03.04.2020 года, с 04.04.2020 года по 30.04.2020 года, с 06.05.20202 года по 08.05.2020 года включительно объявлены нерабочие дни с сохранением за работниками заработной платы.
Между тем, данные Указы содержат положения, согласно которых, действие Указов не распространяется на работодателей и их работников медицинских и аптечных организаций.
В соответствии с подпунктом «б» пункта 6 статьи 4.1 и статьей 11 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» в целях минимизации риска распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Самарской области Постановлением Губернатора Самарской области от 03.04.2020 N 70 (ред. от 16.06.2020) на граждан в возрасте 65 лет и старше, граждан, имеющих хронические заболевания (сахарный диабет, бронхиальная астма, хроническая болезнь почек, онкологические заболевания), а также перенесших инфаркт или инсульт, возложена обязанность соблюдать режим самоизоляции с 3 апреля до 23 июня 2020 года включительно.
Между тем, данным постановлением также определено, что режим самоизоляции может не применяться в отношении руководителей и сотрудников предприятий, организаций, учреждений, органов власти, чье нахождение на рабочем месте является критически важным для обеспечения их функционирования, а также в отношении работников сферы здравоохранения (п. 2.3 Постановления).
В целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции в Российской Федерации и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации, а также в целях принятия мер по реализации прав граждан на охрану здоровья Правительство Российской Федерации Постановлением Правительства РФ от 01.04.2020 N 402 (ред. от 30.05.2020) утверждены Временные правила оформления листков нетрудоспособности, назначения и выплаты пособий по временной нетрудоспособности в случае карантина застрахованным лицам в возрасте 65 лет и старше.
Указанные Временные правила определяют порядок оформления листков нетрудоспособности, назначения и выплаты пособий по временной нетрудоспособности в период нахождения на карантине в связи с распространением новой коронавирусной инфекции и распространяются на застрахованных лиц, соблюдающих режим самоизоляции по месту жительства либо месту пребывания, фактического нахождения, за исключением лиц, переведенных на дистанционный режим работы или находящихся в ежегодном оплачиваемом отпуске.
Из анализа вышеуказанных норм закона следует, что в отношении работников медицинских организаций, в том числе достигших возраста 65 лет и более, не предусмотрено обязательное требование по оформлению листка нетрудоспособности в период введения ограничительных мер, так как на работников сферы здравоохранения действие вышеперечисленных правовых актов не распространяется.
Более того, в судебном заседании факт нахождения истца на момент процедуры увольнения в режиме самоизоляции не подтвердился, поскольку истец 12.05.2020 года находился по месту работы, в указанный день ему лично было вручено уведомление о прекращении трудовых отношений. 19.05.2020 года истец обратился в нотариальную контору г. Тольятти по вопросу оформления доверенности представителя, что подтверждается доверенностью, удостоверенной 19.05.2020 года.
Самостоятельно истец за оформлением листка временной нетрудоспособности не обращался.
Таким образом, нарушение п. 6 ст. 81 ТК РФ, устанавливающего запрет на увольнение работника в период временной нетрудоспособности, судом не установлено.
Оценивая вышеизложенное, суд считает, что при рассмотрении данного дела нарушение прав истца при его увольнении установлено не было, поскольку увольнение истца, замещающего должность заместителя руководителя, при достижении предельного возраста, прямо предусмотрено законом, о предстоящем увольнении истец был уведомлен в установленном законом порядке, вакантные должности, которые в соответствии с квалификационными требованиями могли быть предложены истцу, на момент увольнения у работодателя отсутствовали.
Таким образом, требования Г. о восстановлении на работе, а также о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 12, 194 — 198 ГПК РФ, суд

решил:

Отказать в удовлетворении исковых требований Г.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Самарский областной суд через Центральный районный суд г.о. Тольятти в течение месяца со дня изготовления решения суда в окончательной форме.
Мотивированное решение изготовлено 25 июня 2020 года.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО