Самые значимые решения ВС РФ за первое полугодие 2018 года

Верховный Суд РФ выпустил второй обзор своей практики за этот год. В него вошло около 50 судебных актов, которые в высшей инстанции считают наиболее важными для практики. Мы отобрали из них 10 наиболее интересных, которые будут любопытны и, возможно, полезны для большинства наших читателей. Половина решений может оказаться дельными для бизнеса, а другая половина – для использования в личной жизни. Пункты обзора, в которых описаны нижеуказанные дела: 4 ,6, 12, 13, 24, 25, 26, 28, 41, 43.

Продавец обязан возместить покупателю реальные убытки за отобранное у него имущество

Вывод. Покупатель, который лишился приобретенной им вещи на основании решения суда, вынесенного по иску третьего лица, вправе требовать от продавца возмещения убытков исходя из реально уплаченной им за товар денежной суммы.

Пример. Двое граждан заключили договор купли-продажи земельного участка. Цена по договору была указана 900 тыс. рублей – заниженная, чтобы избежать уплаты налога. Реально уплаченная цена – 3,9 млн рублей –подтверждалась распиской.

Спустя несколько лет по иску местной администрации суд принял решение об истребовании участка у покупателя и признании его права собственности на данный объект недвижимости отсутствующим. Дело в том, что земля выбыла из владения муниципалитета в результате мошеннических действий и подделки документов. Это преступление совершила группа лиц, в числе которых был брат продавца.

После этого покупатель обратился к продавцу с иском о взыскании 3,9 млн рублей в качестве убытков.

Судьи в конечном счете удовлетворили иск, опираясь на положения ст. 461 ГК РФ. В ней сказано, что при изъятии товара у покупателя третьими лицами на основаниях, возникших до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований.

Суд признал сумму 3,9 млн рублей убытками истца, невзирая на то, что в договоре была указана меньшая сумма, а оригинал расписки не сохранился. Сумма в размере 3,9 млн рублей наличествовала, поскольку между сторонами отсутствовал какой-либо спор относительно факта выдачи и содержания расписки, и ответчик лично подтвердил факт уплаты истцом указанной суммы.

Ущерб автомобилю из-за ямы возмещают дорожники, если не докажут неосторожность водителя

Вывод. Ответственность за повреждение транспортного средства в результате его наезда на выбоину в дорожном покрытии лежит на организации, ответственной за содержание автомобильной дороги. При определении размера вреда наличие умысла или грубой неосторожности в действиях потерпевшего доказывает лицо, причинившее вред.

Пример. Гражданин обратился в суд с иском к управлению автомобильных дорог о возмещении ущерба, сославшись на то, что во время управления принадлежащим ему автомобилем он совершил наезд на препятствие (выбоину), которое находилось на проезжей части дороги.

В результате ДТП автомобилю истца причинены значительные механические повреждения. По мнению истца, причиненный ущерб подлежит взысканию с управления, поскольку оно в нарушение требований закона не обеспечило безопасность дорожного движения на автодороге местного значения.

Согласно пункту 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина или юрлица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В данном случае ДТП и причинение ущерба возникло в связи с наездом машины на выбоину размерами, превышающими предельно допустимые по пп. 3.1.1, 3.1.2 ГОСТ Р 50597-93 (по длине – 15 см, по ширине – 60 см, по глубине – 5 см).

Нарушение требований ГОСТ установлено инспектором ДПС. Постановлением по делу об административном правонарушении управление автодорог признано виновным по ст. 12.34 КоАП РФ.

Указанные факты свидетельствуют о ненадлежащем содержании дороги ответчиком.

Таким образом, имеют место все обстоятельства, совокупность которых предполагает возложение на ответчика обязанности возместить причиненный вред истцу.

Неприменима ссылка ответчика на ст. 1083 ГК РФ, в силу которой размер возмещения должен быть уменьшен, если его возникновению или увеличению способствовала грубая неосторожность самого потерпевшего.

По смыслу данной нормы обязанность по доказыванию в действиях потерпевшего такой грубой неосторожности, возлагается на причинителя вреда, то есть по данному делу – на управление автомобильных дорог. Оно же такие доказательства не представило.

За счет материнского капитала можно купить загородный дом

Вывод. За счет средств материнского капитала владелец сертификата вправе приобрести загородный дом, соответствующий требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.

Пример. Гражданка взяла в банке кредит и купила земельный участок с жилым домом. После этого она обратилась в пенсионный фонд с заявлением о погашении кредита средствами маткапитала.

Фонд отказал, заявив, что приобретение загородного дома не является улучшением жилищных условий, поскольку:

  •  участок с домом расположены в другом населенном пункте;
  •  по благоустройству существенно отличаются от имеющегося у семьи жилья;
  •  работа супругов и посещаемые детьми детский сад и школа расположены в городе;
  •  дом приобретен не для постоянного проживания, а для временного проживания и отдыха в летний период.

Основанием для отказа ПФР послужил п. 3 ч. 2 ст. 8 Закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ: заявленный вид использования маткапитала не предусмотрен законом.

Отказ фонда противоречит указанному закону, поскольку согласно его п. 3 ч. 3 ст. 3 лица, получившие сертификат на маткапитал, могут направить эти средства в полном объеме либо по частям в том числе на улучшение жилищных условий.

При этом законодатель не ограничивает держателя сертификата в выборе способа улучшения жилищных условий. Гражданин вправе иметь в собственности неограниченное количество объектов недвижимости, владеть и пользоваться ими по своему усмотрению.

Гражданка совершила действия, в результате которых жилищные условия ее семьи были фактически улучшены, о чем свидетельствуют документы, подтверждающие приобретение изолированного жилого помещения. Оно соответствует требованиям, предъявляемым к жилому помещению, является пригодным для постоянного проживания, находится в экологически благоприятном для проживания районе, в транспортной доступности к местам работы и учебы.

Таким образом, приобретение спорного дома соответствует цели направления данных средств – улучшению жилищных условий семьи, созданию многодетной семье истца условий, обеспечивающих достойную жизнь, что предусмотрено преамбулой Закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ.

Работник может подать иск к работодателю по месту нахождения филиала

Вывод. Иски о защите трудовых прав можно подать в суд по правилам альтернативной подсудности. В частности, по месту нахождения филиала компании, в котором работает сотрудник.

Пример. Сотрудник компании, работавший в ее московском филиале, обратился в московский районный суд по месту нахождения данного филиала с иском к организации о восстановлении на работе.

Суд возвратил исковое заявление на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ – по причине неподсудности дела данному районному суду. Истцу было разъяснено, что с таким иском он вправе обратиться в суд только по месту нахождения ответчика.

Данное решение суда ошибочно.

По общему правилу иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации (ст. 28 ГПК РФ).

Вместе с тем в ст. 29 ГПК РФ закреплены правила альтернативной подсудности – по выбору истца, согласно ч. 2 которой иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Согласно части 10 ст. 29 ГПК РФ выбор между несколькими судами, которым в силу данной статьи подсудно дело, принадлежит истцу.

При подаче искового заявления в районный суд города Москвы истец воспользовался указанным правом и обратился в данный суд, исходя из осуществлявшейся им трудовой деятельности в московском филиале организации и указанного в трудовом договоре его места работы, относящегося к территориальной подсудности данного районного суда.

Таким образом, поскольку истец выбрал подсудность по месту нахождения филиала организации, то суд не вправе самостоятельно выбирать иную подсудность и возвращать исковое заявление.

Кроме того, с 3 октября 2016 года редакция ч. 9 ст. 29 ГПК РФ устанавливает, что иски, вытекающие из договоров, в том числе трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

Товар без документации оплачивается, если покупатель от него не отказался

Вывод. Покупатель не вправе полностью отказаться от оплаты товара, поставленного без необходимой документации, если он не заявил об отказе от такого товара по правилам ст. 464 ГК РФ.

Пример. По условиям договора на поставку оборудования поставщик для получения платежа должен представить документы на него.

Оборудование было поставлено и смонтировано. Покупатель отказался его оплачивать, поскольку поставщик не передал ему документы на оборудование, предусмотренные приложением к договору.

Поставщик обратился в суд, но арбитры первой и апелляционной инстанций отказали ему во взыскании оплаты товара с покупателя.

Это неправомерные решения, поскольку п. 2 ст. 464 ГК РФ предусмотрено, что в случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.

В ситуации, когда по условиям договора товар должен поставляться по правилам п. 2 ст. 456 ГК РФ одновременно с передачей соответствующей документации, поставщик не вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения этого обязательства, поскольку в данном случае наступают последствия, установленные ст. 464 ГК РФ.

Таким образом, покупатель не вправе отказаться от оплаты товара, поставленного без необходимой документации, если он не заявил об отказе от такого товара по правилам ст. 464 ГК РФ в связи с невозможностью или затруднительностью его использования по назначению без соответствующих документов.

Общее правило ст. 328 ГК РФ, позволяющее приостановить исполнение своего обязательства, если предусмотренное договором исполнение обязательства другой стороной произведено не в полном объеме, не может быть истолковано как позволяющее покупателю использовать поставленный без документации товар и не оплачивать его.

Договор аренды помещения регистрируется и без кадастрового паспорта

Вывод. Отсутствие в кадастре недвижимости сведений о части передаваемого в аренду объекта недвижимости не является препятствием для госрегистрации договора аренды этой части, если имеется подписанный сторонами документ, содержащий графическое и (или) текстуальное описание той части, которой будет пользоваться арендатор (в том числе с учетом данных, содержащихся в кадастровом паспорте соответствующей недвижимости), и из этого описания следует, что предмет договора аренды согласован сторонами.

Пример. Регистрирующий орган отказал обществу в госрегистрации договора аренды нежилого помещения, сославшись на то, что оно входит в состав здания, однако кадастровый паспорт с описанием помещения на госрегистрацию не представлен (абз. 10 п. 1 ст. 20, абз. 4 п. 5 ст. 18, п. 3 ст. 26 Закона № 122-ФЗ, п. 14 ст. 14 Закона № 221-ФЗ).

Суды признали отказ незаконным.

Действительно, согласно п. 3 ст. 26 Закона № 122-ФЗ, если в аренду сдаются здание, сооружение, помещения в них или части помещений, к договору аренды, представляемому на госрегистрацию прав, прилагаются кадастровые паспорта соответственно здания, сооружения и помещения с указанием размера арендуемой площади.

Вместе с тем в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 разъяснено, что отсутствие кадастрового паспорта на часть помещения не может являться безусловным основанием для отказа в госрегистрации, если имеется подписанный сторонами документ, содержащий графическое и (или) текстуальное описание данной части, и из этого описания следует, что предмет договора аренды согласован сторонами.

В данном случае в договоре аренды указан номер помещения, его площадь, к договору приложен план с графическим описанием, являющиеся выкопировкой из кадастрового паспорта. Все эти данные позволяют с должной степенью достоверности идентифицировать предмет аренды и, учитывая, что кадастровый паспорт на здание ранее был представлен в регистрирующий орган, у последнего не имелось оснований для отказа в регистрации указанного договора аренды.

Аналогичные разъяснения даны в п. 9 Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ 30.11.2016.

Собственник не может отозвать свое согласие на субаренду

Вывод. Если иное не предусмотрено договором аренды, согласие арендодателя на сдачу имущества в субаренду, закрепленное сторонами в качестве условия договора при его заключении, не может быть отозвано арендодателем в одностороннем порядке, без внесения изменений в договор по правилам гражданского законодательства.

Пример. Арендодатель обратился в суд с требованием к арендатору о расторжении договора аренды. Иск был мотивирован тем, что арендатор допустил существенное нарушение договора: после отзыва согласия на сдачу помещений в субаренду он продолжал сдавать их третьим лицам.

Суды пришли к выводу, что основания для удовлетворения данного иска отсутствуют.

Договор гласил, что арендатор вправе переуступать право аренды другому лицу и сдавать арендованные помещения в субаренду.

Впоследствии арендодатель направил арендатору уведомление, в котором сослался на ст. 157.1 ГК РФ и сообщил, что отзывает свое согласие на переуступку права аренды другому лицу и сдачу арендованного помещения в субаренду.

Затем собственник направил арендатору предложение о расторжении договора аренды, указав на то, что арендатор после отзыва согласия на сдачу помещений в субаренду продолжает передавать помещения в пользование третьим лицам.

Арендодатель ответил, что сдача помещений в субаренду производится в соответствии с пунктом договора, согласия на изменение которого арендатор не давал.

Он прав, поскольку согласованное сторонами договора условие о праве арендатора сдавать арендованное имущество в субаренду не противоречит требованиям ст. 615 ГК РФ и не является предварительным согласием на совершение сделки по смыслу п. 3 ст. 157.1 ГК РФ, которое вправе отозвать давшее его лицо.

По воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в самом договоре, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку (п. 18 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66).

Ввиду того, что договором аренды сторонам не предоставлено право на изменение его условий в одностороннем порядке, собственник был не вправе путем направления уведомления арендатору изменить пункт договора о существенном условии, позволяющем арендатору сдавать помещения в субаренду.

Управляющая компания не имеет полномочий пускать в дом интернет-провайдера

Вывод. Для квалификации действий управляющей организации по ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции должно быть установлено наличие статуса хозяйствующего субъекта, обладание этим лицом доминирующим положением на соответствующем рынке и факт злоупотребления управляющей организацией своим доминирующим положением.

Пример. Антимонопольный орган решил, что управляющая организация злоупотребила доминирующим положением на рынке предоставления услуг доступа к общему имуществу жильцов многоквартирных домов, отказавшись обеспечить оператору связи доступ к размещенному в домах оборудованию связи. Тем самым управляющая организация совершила действия, направленные на ограничение конкуренции, поскольку другие операторы связи продолжали иметь доступ к своему оборудованию. В связи с этим управляющей организации было выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

Данное предписание незаконно.

У антимонопольного органа не имелось оснований для признания управляющей организации в рассматриваемых правоотношениях в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта в смысле, придаваемом этому понятию п. 5 ст. 4, ст. 5 и ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

При управлении многоквартирными домами она действует в интересах собственников помещений и не вправе разрешать вопрос о размещении оборудования третьих лиц в отсутствие решения собственников.

Принятие решений о пользовании общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме иными лицами относится к компетенции общего собрания собственников помещений в качестве органа управления домом и допускается при условии, что такое решение не нарушит права и законные интересы граждан и юрлиц (ч. 3 ст. 36, п. 3 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ).

Судебный пристав далеко не всегда может арестовать имущество должника

Вывод. При отсутствии в исполнительном документе требований имущественного характера, а также при отсутствии судебного акта о наложении ареста на имущество должника у судебного пристава-исполнителя отсутствуют правовые основания для наложения ареста на это имущество.

Пример. Суд обязал гражданина прекратить деятельность по регулярным перевозкам на территории города.

Судебный пристав-исполнитель в рамках исполнительного производства наложил арест на принадлежащий гражданину автобус.

Действия чиновника являются незаконными и противоречат ст. 80 Закона об исполнительном производстве, поскольку арест может налагаться только по требованиям об имущественных взысканиях или при наличии судебного акта об аресте имущества, но не по требованиям неимущественного характера. Это подтверждается разъяснениями, содержащимися в п. 40 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50.

В данном случае в исполнительном листе отсутствовали требования имущественного характера, а в материалах дела не было доказательств принятия судебного акта о наложении ареста на имущество должника, в том числе на принадлежащий ему на праве собственности автобус.

Кроме того, наложение ареста создает препятствия для осуществления права собственности в отношении указанного имущества, притом что ст. 4 Закона об исполнительном производстве определены его принципы, одним из которых является соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Гражданина не могут принудительно направить к психиатру

Вывод. Административное исковое заявление о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке может быть удовлетворено судом лишь в случае, когда будет установлено, что гражданин совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Также обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения дела, является факт отказа или уклонения гражданина от психиатрического освидетельствования в добровольном порядке.

Пример. Врач-психиатр обратился в суд с заявлением о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке, ссылаясь на то, что у него имеются признаки тяжелого психического расстройства.

Основанием для таких выводов послужила информация, согласно которой гражданин неоднократно в письменной форме негативно высказывался о деятельности должностных лиц региональных органов власти. Кроме того, человек имеет склонность к совершению суицидальных действий, в связи с чем нуждается в проведении психиатрического освидетельствования в недобровольном порядке.

Такое заявление не должно быть удовлетворено.

В силу части 4 ст. 23 Закона № 3185-I психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Только в этих случаях решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия принимается врачом-психиатром с санкции судьи.

Вышеописанный случай к таковым не относится. Содержание обращений в госорганы не свидетельствует о психическом расстройстве, делающем этого человека неспособным самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, равно как и не свидетельствует, что без психиатрической помощи здоровью данного гражданина будет причинен существенный вред.

«ОБЗОР судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2018)»
Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО