Ликвидация цедента не мешает оспорить требования цессионария

Конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве общества обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными шести договоров подряда, заключенных между должником и фирмой. На основании них в реестр требований кредиторов была включена задолженность общества в размере 7,5 млн рублей.

Суд удовлетворил заявление. Он пришел к выводу, что подрядчик не имел возможности выполнить оговоренные работы – ремонт мягкой кровли крыш, поскольку в штате фирмы состоял лишь 1 сотрудник. Кроме того, договор и первичные документы (товарные накладные, акты выполненных работ) подписаны человеком, который на тот момент умер. При всем этом какой-либо необходимости заключения договоров на выполнение указанных работ у общества не имелось. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о совершении сделок при злоупотреблении правом.

Апелляционная инстанция и Верховный Суд РФ с этим согласились.

Высшие судьи получили дело по причине того, что кассация отвергла заявление управляющего. Она обратила внимание, что право требования к должнику на основании спорных договоров по уступке перешло к одному гражданину, который подтвердил его через третейский суд, а затем ко второму. Фирма же ликвидировалась. Но по общему правилу при ликвидации одной из сторон сделки спор о признании этой сделки недействительной не может быть рассмотрен судом, и дело подлежит прекращению (п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2005 № 7278/05).

Верховный Суд РФ признал такой подход ошибочным.

В рассматриваемом случае фирма до своей ликвидации уступила права по договорам подряда.

При разрешении вопроса о включении требования цессионария в реестр ликвидация первоначального цедента не препятствовала рассмотрению заявления по существу. Такой факт не может породить сомнения в обоснованности требования. Данное обстоятельство также не должно препятствовать лицам (в частности, кредиторам), которым такое требование противопоставляется, в реализации права на защиту от необоснованных притязаний.

Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения требования правопреемника через устранение одного из механизмов проверки его реального характера, что недопустимо.

Цессионарий, претендующий на получение исполнения по договору, правоспособность не утратил. В такой ситуации именно он является надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование.

Таким образом, объективных препятствий для рассмотрения обособленного спора по существу не имелось.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687(3)

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО