Защищаем статус шефа, исключаем риски

Гендиректор ООО обладает полномочиями, от реализации которых без преувеличения зависит судьба всей компании. Поэтому ему, а также собственникам бизнеса следует знать о рисках, которые возникают в случае назначения нового руководителя. Полезно знать и то, как не допустить двоевластия в фирме или противостоять рейдерскому захвату этой должности, а с ней и компании целиком. Весьма интересны также выводы о том, имеет ли гендиректор полномочия увеличивать себе зарплату или выписывать премии. И совсем любопытны ситуации, когда руководителем общества госорганы и судьи признают совсем не того, кто им является на самом деле.

Полномочия гендиректора определяются решением участников, а не ЕГРЮЛ, но…

Закон о госрегистрации юрлиц № 129-ФЗ не регулирует отношения между работником юрлица и инспекцией при госрегистрации изменений  сведений о компании.

Полномочия единоличного исполнительного органа ООО в силу ст. 40 Закона № 14-ФЗ возникают с момента его избрания общим собранием участников общества и прекращаются с момента принятия решения о прекращении полномочий. Гражданское законодательство не связывает возникновение либо прекращение его полномочий с моментом внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ.

ПИСЬМО ФНС РФ от 30.12.2015  № ГД-4-14/23321@

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Примечание редакции:

таким образом, гендиректором общества считается тот, кто является им на основании решения общего собрания участников, а не тот, кто в данный момент указан в ЕГРЮЛ.

Это важно в ситуации, когда новый руководитель уже назначен, но в госреестре по-прежнему указан старый. Ведь даже если компания в день назначения подаст документы в ИФНС, у нее на внесение изменений в ЕГРЮЛ есть 5 дней. Если же организация задержит подачу документов, то закон, казалось бы, содержит ответ: при несоответствии записей в ЕГРЮЛ сведениям, содержащимся в документах, приоритет имеют последние (абз. 4 ч. 1 ст. 4 Закона № 129-ФЗ). И это еще раз подтверждает сделанный выше вывод.

Вместе с тем не все так просто.

Проблема в том, что о решении общего собрания участников кроме их самих и сотрудников их компании никто не знает. В отличие от сведений в ЕГРЮЛ, которые как раз являются публичными и поэтому доступны любому. В связи с этим несколько лет назад в ГК РФ даже появилась норма о том, что третьи лица (госорганы, организации, граждане) вправе считать гендиректором компании именно того, кто указан в реестре. И если это не так, то презюмируется, что они не знали и не должны были об этом знать. В свою очередь, компания не вправе в отношениях с этими лицами (добросовестно полагавшимися на ЕГРЮЛ), ссылаться на сведения, которые в него не включены. Об этом сказано в п. 2 ст. 51 ГК РФ и п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25.

Выходит ли из этого, что сделка, которую совершил «реестровый», но не легитимный директор, имеет юридическую силу?

Формально – нет, поскольку такая сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только компания впоследствии не одобрит данную сделку (ст. 183 ГК РФ).

Но на практике – да, если компания не докажет, что вторая сторона знала о том, что прежний директор – уже директор (п. 1 ст. 174 ГК РФ, постановления Арбитражных судов Центрального округа от 14.06.2017 № Ф10-1816/2017, Поволжского округа от 04.07.2016 № Ф06-9707/2016 и другие). Узнать же об этом она может только одним способом – от самой компании.

Поэтому во избежание неприятностей в момент смены гендиректора  рекомендуется заблаговременно уведомить об этом своих контрагентов доступными способами, позволяющими зафиксировать факт уведомления (по электронной почте и в письменной форме), а потенциальных контрагентов можно известить соответствующим объявлением на своем сайте.

Пример: почему так важно незамедлительно сообщить контрагентам о снятии гендиректора

Компания обратилась в арбитражный суд с иском к банку о взыскании около 10 млн рублей.

Дело было в том, что 06.10.2015 через систему «Клиент-Банк» было предоставлено фиктивное платежное поручение, подписанное бывшим гендиректором компании, о списании с расчетного счета денежных средств на указанную сумму на счет третьего лица – организации.

Между тем банк знал, что на тот момент полномочия гендиректора уже истекли и он не имел права предъявлять платежные поручения. Тем не менее банк не уведомил компанию о проведенной операции.

Таким образом, произошло несанкционированное списание со счета компании.

Однако суды отказали в удовлетворении иска по следующим причинам.

Банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное. В частности, банк обязан выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм. Нормы об этом содержатся в ст. 848, 854 ГК РФ.

Спорная операция проводилась с рабочего места клиента, электронные подписи были корректны и валидны на период ее проведения. Об изготовлении спорных платежных поручений каким-либо третьим неустановленным лицом ничто не свидетельствовало.

Согласно договору с банком клиент обязан немедленно извещать банк о случаях компрометации криптографических ключей и выхода из строя носителей криптографических ключей ЭЦП клиента.

Такое письмо в банк не поступало.

Следовательно, у него отсутствовали основания для отказа в проведении платежа.

Что касается истечения полномочий гендиректора, то закон не устанавливает каких-либо определенных юридических последствий, связанных с истечением срока полномочий руководителя ООО.

Согласно договору в случае замены или дополнения подписей, досрочного прекращения полномочий, приостановления полномочий лиц, указанных в карточке, и/или в списке лиц, уполномоченных на распоряжение денежными средствами с использованием аналога собственноручной подписи, клиент письменно извещает об этом банк в возможно короткий срок и прилагает соответствующие документы.

Полномочия лиц, обладающих, правом первой и второй подписи по счету клиента признаются подтвержденными (продленными), а все риски возникновения убытков или иных неблагоприятных последствий несет клиент.

Компания известила о назначении нового директора и смене уполномоченных лиц на распоряжение счетом только 15.10.2015, то есть позднее даты совершения спорной операции.

Таким образом, ответственность за данную операцию несет она сама. Банк возмещать убытки не обязан.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 18.01.2017 № Ф05-20708/2016

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Сообщить в ИФНС о смене директора может только новый руководитель

При внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об ООО в связи с прекращением полномочий физлица на выполнение функций единоличного исполнительного органа общества заявителем может выступать только новый руководитель. Правовых оснований для обращения с заявлением физлица, вышеуказанные полномочия которого прекращаются или прекращены, нет.

Дело в том, что в соответствии с пп. 1.3 п. 1 ст. 9 Закона № 129-ФЗ заявителем при изменении сведений о юрлице, имеющем право без доверенности действовать от его имени, должен быть руководитель постоянно действующего исполнительного органа.

Сообщить изменившиеся сведения о себе (за некоторыми исключениями) в регистрирующий орган компания должна в течение 3 рабочих дней с момента изменения данных сведений (п. 5 ст. 5 Закона № 129-ФЗ). Заявление подается по форме № Р14001.

ПИСЬМО ФНС РФ от 16.03.2016 № ГД-4-14/4301

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Бывший гендиректор все же вправе обратиться в ИФНС с заявлением о сложении полномочий

Гендиректор общества подала заявление об увольнении, и в этот же день был издан приказ о ее увольнении.

Однако по прошествии полугода данная гражданка по-прежнему значилась ЕГРЮЛ в качестве гендиректора. В связи с этим она обратилась в ИФНС с заявлением об исключении из реестра сведений о ней как о руководителе общества.

Инспекция отказала, сославшись на то, что внести такую запись она может только на основании заявления по форме № Р14001. И подписать его должен новый гендиректор.

Тогда бывшая руководительница обратилась в суд.

Арбитры сочли ее требования обоснованными и обязали ИФНС внести в ЕГРЮЛ требуемую поправку, а именно – оговорку о том, данные о гендиректоре общества в реестре являются недостоверными.

Судьи рассудили так: отсутствие правового регулирования процедуры аннулирования в ЕГРЮЛ записи о гендиректоре в условиях объективной невозможности подачи заявления в регистрирующий орган по установленной форме не может являться безусловной причиной для отказа в удовлетворении заявления данной гражданки и восстановлении ее нарушенных прав.

При этом с 2016 года на регистрирующий орган возложена обязанность вносить в ЕГРЮЛ запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юрлице в случае получения заявления физлица о недостоверности сведений о нем в этом реестре (п. 5, 6 ст. 11 Закона № 129-ФЗ в ред. Закона от 30.03.2015 № 67-ФЗ). Именно с таким заявлением бывшая гендиректор и обратилась в ИФНС.

Таким образом, инспекция:

  • вправе самостоятельно вносить в ЕГРЮЛ запись о недостоверности содержащихся в нем сведений о юрлице, предусмотренных пп. «л» п. 1 ст. 5 Закона № 129-ФЗ (о руководителе);
  • знала о недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о данной гражданке как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества;
  • располагала соответствующим заявлением.

Однако ИФНС не приняла предусмотренных Законом № 129-ФЗ мер по обеспечению достоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений. Поэтому ее отказ является недействительным. Она обязана внести запись в ЕГРЮЛ.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.11.2016 № Ф07-9296/2016

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Как исключить из ЕГРЮЛ подложные данные о новом гендиректоре

ИФНС на основании заявления нового гендиректора ЗАО внесла в ЕГРЮЛ запись о нем.

Затем организация обратилась в суд с иском об оспаривании этой записи.

Компания указала, что изменения в реестр были внесены на основании сфальсифицированных документов.

Вступившим в законную силу приговором городского суда указанный гражданин были признан виновным в фальсификации данных об акционерах общества и изготовлении ряда подложных документов, в том числе о назначении себя генеральным директором. Приговор вынесен по ст. 159 УК РФ («Мошенничество») ст.  и 170.1 УК РФ («Фальсификация ЕГРЮЛ») и вступил в законную силу.

Судьи сочли это достаточно убедительным основанием для удовлетворения иска.

Ведь вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными для органов власти, местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории России (ст. 16 АПК РФ).

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2017 № Ф05-3630/2017

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Документы, отправленные в ИФНС за подписью бывшего директора, можно отозвать

Четырнадцатого января 2015 года общество подало в ИФНС декларацию по НДС за IV квартал 2014 года.

По итогам камеральной проверки инспекция начислила 7,5 млн рублей налога, который общество ранее приняло к вычету, а теперь должно было восстановить к уплате в бюджет. Ведь оно само подало заявление о том, что с 01.01.2015 переходит с общей системы налогообложения на УСН. За неуплату налога инспекция начислила еще и штраф – 1,5 млн рублей.

Общество не согласилось с инспекцией и обратилось в суд.

Компания пояснила, что заявление о переходе на УСН и налоговую декларацию подписал бывший директор, который на тот момент уже не имел полномочий представлять организацию.

Дело в том, что в организации имелся корпоративный конфликт. Прежний директор продолжал совершать от имени организации действия, несмотря на то, что протоколом общего собрания от 27.07.2011 года был досрочно освобожден от занимаемой должности.

ИФНС возразила в суде, что освобождение от должности прежнего руководителя не может являться формальным основанием для признания решения инспекции недействительным, поскольку вновь избранный директор не имел намерения приступить к исполнению обязанностей и обратился с заявлением о внесении изменений в ЕГРЮЛ лишь 15 января 2015 года.

Суд удовлетворил иск компании и признал решение ИФНС незаконным.

Довод компании о подаче указанных документов неуполномоченным лицом основан на положениях ст. 26 НК РФ, которой закреплено право налогоплательщика участвовать в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, через законного представителя, которым признается лицо, уполномоченное представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов.

Довод инспекции отклоняется, поскольку он не опровергает факт отсутствия у бывшего гендиректора полномочий представлять интересы организации в налоговых правоотношениях.

Таким образом, учитывая, что заявление и налоговая декларация поданы от имени общества неуполномоченным лицом, они не могут повлечь для налогоплательщика негативных правовых последствий, резюмировал суд.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 15.09.2016 № Ф05-13367/2016

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Гендиректор не может поднять сам себе зарплату, но может выписывать премии

Компания обратилось в арбитражный суд с иском к бывшему гендиректору о взыскании с него:

— 0,5 млн рублей, выданных им самому себе в виде увеличенной зарплаты;

— 3,5 млн рублей, выданных им самому себе в виде нескольких премий.

Иск был мотивирован тем, что у гендиректора не было полномочий на издание приказов об увеличении самому себе зарплаты и назначении премий без согласования с единственным участником общества.

Суды трех инстанций разошлись во мнениях и вынесли три разных решения:

  •  первая инстанция – полностью отказала в удовлетворении иска;
  •  вторая инстанция – полностью удовлетворила иск;
  •  третья инстанция – частично удовлетворила иск: взыскала зарплату, но не взыскала премии.

Мотивировки были следующими.

1. Выводы суда первой инстанции были обоснованы ссылкой на то, что в заключенный с гендиректором трудовой договор были внесены изменения, согласно которым ему вместо 98 тыс. рублей установлена заработная плата в размере 115 тыс. рублей. Это обстоятельство подтвердил свидетель, являвшийся в спорный период руководителем ООО, с которым единственный участник данного общества заключил договор доверительного управления своей 10-процентной долей в уставном капитале.

2. Апелляционный суд не согласился с этими выводами, указав, что в силу ст. 2, 21, 22, 57, 129, 135, 136 ТК РФ генеральный директор не обладает полномочиями по принятию решения о выплате себе заработной платы. Эти вопросы решаются только обществом в лице его единственного участника. В данном же случае в материалах дела нет допустимых доказательств наличия соответствующего решения.

3. Судьи в кассации согласились с апелляцией в части зарплаты, но не в отношении премий.

Они указали, что ст. 32, 33, 40 Закона об ООО («Органы общества», «Компетенция общего собрания участников общества», «Единоличный исполнительный орган общества») не содержат запрета для гендиректора ни на получение премий, ни на издание соответствующих приказов о премировании работников, включая лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью.

Напротив, пп. 1 и 3 п. 3, п. 4 ст. 40 Закона № 14-ФЗ предусмотрено, что единоличный исполнительный орган общества, действуя от имени общества без доверенности, в частности, применяет меры поощрения, а порядок его деятельности и принятия им решений устанавливается уставом, внутренними документами общества, договором, заключенным между обществом и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа.

В данном случае гендиректор имел право на получение премий на условиях, предусмотренных имеющимся в обществе положением о премировании. Оно распространялось на всех работников компании, к числу которых относится и директор.

В данном случае для оценки разумности и добросовестности действий гендиректора имеют значение финансовые показатели общества. Из представленных в материалах дела доказательств следует, что общество в спорный период работало с прибылью, регулярно распределяемой единственному участнику.

Выплата премий в соответствии с положением о премировании максимальными размерами не была ограничена и фактически гарантировалась гендиректору трудовым договором при соблюдении определенных условий, предусмотренных положением о премировании. Иной порядок, кроме как издания приказа директором о выплате себе премии, трудовым договором, учредительными документами и локальными нормативными актами общества не предусмотрен.

Таким образом, руководитель обладал полномочиями по принятию решения о выплате себе денежной премии с согласия работодателя и на основании его выраженного волеизъявления.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.05.2017 № Ф07-3431/2017

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Гендиректоры не обязаны встречаться друг с другом

Налоговая инспекция обвинила компанию в предоставлении документов с недостоверной информацией.

Реальности не соответствовали подписи руководителей контрагентов-поставщиков. Это доказывали показания данных людей, в которых они отрицали свое участие в деятельности данных фирм.

Компанию же инспекторы обвинили в том, что она не удостоверилась в наличии надлежащих полномочий у лиц, действовавших от имени организаций и подписывавших документы.

Однако суд признал решение ИФНС незаконным.

Арбитры указали, что обществом проявлена должная осмотрительность: оно руководствовалось данными, содержащимися в ЕГРЮЛ, и получило от контрагентов документы, которые свидетельствовали, что все фирмы являлись действующими юрлицами.

Вся товарно-сопроводительная документация была доставлена в офис компании уже подписанной со стороны поставщиков вместе с товаром, как и было предусмотрено условиями договоров.

Какие-либо доводы об обязанности представителя общества непосредственно присутствовать при подписании документов директорами контрагентов налоговым органом представлены не были.

То обстоятельство, что руководитель компании не вступал в личные контакты с руководителями контрагентов при заключении с ним договоров и подписании счетов-фактур и товарных накладных, не может свидетельствовать о непроявлении обществом должной степени осмотрительности и осторожности.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Центрального округа от 20.03.2017 № Ф10-317/2017

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Гендиректор не должен прикладывать к жалобе в ФАС документы о своих полномочиях

В Законе о госзакупках сказано, что при подаче жалобы в антимонопольную службу к ней нужно приложить доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия на подписание жалобы ( ч. 10 ст. 105 Закона № 44-ФЗ).

То же самое прописано в п. 3.6 Административного регламента, утв. Приказом ФАС РФ от 19.11.2014 № 727/14.

Однако эти нормы не касаются гендиректора компании.

Ведь согласно Закону об ООО единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки без доверенности (п. 1 ч. 3 ст. 40 Закона № 14-ФЗ).

Таким образом, требование о подтверждении полномочий гендиректора ООО в случае подписания им жалобы положениями Закона о контрактной системе не предусмотрено.

ПИСЬМО ФАС РФ от 22.12.2015 № ИА/74071/15
«По вопросу подтверждения полномочий лица, подписавшего жалобу»

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Замена гендиректора непосредственно перед подачей заявки считается фикцией

Организация оспорила отклонение заказчиком ее заявки на участие в открытом конкурсе.

Заказчик сослался на то, что она не соответствует п. 1.1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ и соответствующему пункту конкурсной документации. В них предусмотрено требование об отсутствии поставщика, его учредителей и руководителей в реестре недобросовестных поставщиков.

Компания подала заявку 15.04.2016, и на тот момент у нее в составе указанные лица отсутствовали. Однако за 10 дней до подачи заявки единственным учредителем и гендиректором компании являлся гражданин, включенный в реестр недобросовестных поставщиков. В момент же подачи заявки он стал участником общества, которое являлось учредителем компании.

Заказчик и ФАС решили, что таким образом компания злоупотребила своими правами, в связи с чем п. 1.1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ на нее все же распространяется.

Компания с этим не согласилась, полагая, что требование закона с ее стороны было соблюдено.

Однако судьи согласились с мнением заказчика и контролирующего органа.

Формально компания выполнила указанное требование, но нарушила запрет на злоупотребления в ходе закупок, заложенный в ч. 1 ст. 1 Закона № 44-ФЗ.

Заменив учредителя и гендиректора, она получило возможность воспользоваться правом на подачу конкурсной заявки, сокрыв наличие обстоятельств, препятствующих ее участию в конкурсе. При этом фактическое управление деятельностью компании и принятие решений осталось за лицами, внесенными в реестр недобросовестных поставщиков.

Таким образом, ее заявка была правомерно отклонена организатором торгов.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 18.04.2017 № 307-КГ17-3978

Документ включен в СПС "Консультант Плюс"

Задать вопрос


Please leave this field empty.



*Для организаций Москвы и МО


Please leave this field empty.Please leave this field empty.Please leave this field empty.